Preview

Lex Russica. Русский закон

Расширенный поиск
№ 8 (2019)
Скачать выпуск PDF

ЮБИЛЕЙНЫЕ ДАТЫ И СОБЫТИЯ. 200-ЛЕТИЕ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ДМИТРИЯ ИВАНОВИЧА МЕЙЕРА / LIBER AMICORUM

9-16 23
Аннотация

Статья посвящена 200-летнему юбилею со дня рождения Д. И. Мейера, являющегося основоположником отечественной науки цивилистики и автором первого учебника. В статье рассматриваются особенности личности и жизненного пути Д. И. Мейера, в частности его увлеченность римским частном правом, которая нашла свое отражение в его научной и преподавательской деятельности; показывается, что именно он выполнил историческую миссию по «переносу» в нарождающуюся отечественную цивилистику положений, разработанных римскими юристами; характеризуются методические приемы, использованные Д. И. Мейером в преподавательской практике; анализируются теоретические положения, относящиеся к определению момента возникновения гражданской правоспособности физических лиц, в связи с чем отвергается целесообразность связывать такой момент с моментом зачатия; рассматриваются особенности правового статуса новорожденных в зависимости от степени их жизнеспособности и вопросы, связанные с обеспечением права на жизнь недоношенных детей в современных условиях, а также уровень их выживания в различных государствах; характеризуются проблемы, возникающие в случае одновременной смерти двух или более лиц, юридически связанных между собой, и подходы к их разрешению; анализируются взгляды Д. И. Мейера на так называемую гражданскую (политическую) смерть; прослеживается отражение выводов и предложений Д. И. Мейера в нормах действующего законодательства Российской Федерации, в том числе относительно регистрации рождения ребенка и его смерти на первой неделе жизни, а также предполагаемых новелл наследственного права.

17-26 24
Аннотация

В статье анализируется взаимосвязь исторических и традиционных начал российского права и российского юридического образования. Показана актуальность идей профессора Д. И. Мейера в подготовке будущих юристов для современного юридического образования. Речь идет об обязательной связи юридической теории и практики в процессе обучения, что нашло свое отражение в представлениях Д. И. Мейера о практико-ориентированном образовании. Необходимой основой для развития идеи Д. И. Мейера о взаимосвязи практики и юридического образования является юридическая клиническая работа. Мнение Д. И. Мейера о том, что зависимость «меры свободы» от «юридических воззрений народа, которые, в свою очередь, неразрывно связаны с законом нравственным, т.е. с понятиями о том, что справедливо и что несправедливо», актуально для развития клиентоориентированности современного юридического образования. Д. И. Мейер, как и его современники и последователи, обращал внимание на качество нормативных текстов, что актуально в том числе в связи с тем, что в юридических вузах должное внимание не уделяется такому направлению в образовании, как «норморайтер». Сегодня стала важной концепция соединения практики и теории в подготовке современного юриста, что требует обращения к наработкам Д. И. Мейера и другим нашим предшественникам по вопросу о соединении теоретических и практических начал в юридическом образовании. Невозможно стать высококвалифицированным специалистом в сфере юриспруденции с комплексом необходимых общекультурных и профессиональных компетенций без умения решать практические казусы; без апробирования полученных теоретических знаний на практике; без соответствующих знаний цифровых технологий в области юриспруденции; без умения писать нормативные тексты.

ЧАСТНОЕ ПРАВО / JUS PRIVATUM

27-36 34
Аннотация

В представленной статье автор формулирует вывод: справедливость в гражданском праве следует понимать как этически обоснованное стремление участника гражданского оборота при осуществлении принадлежащих ему прав и исполнении лежащих на нем обязанностей учитывать интересы других лиц и общественные интересы, избегать злоупотребления правом, соблюдать равенство в положении участников гражданского оборота и при необходимости посильно принимать на себя более высокие, чем того требует закон, обязанности и обременения. В работе также отмечается, что функциональными аспектами гражданско-правовой справедливости являются, в частности, обеспечение полноценной реализации гражданской правосубъектности, надлежащее исполнение обязательств, защита слабых участников гражданского оборота и др.

37-50 20
Аннотация

Опираясь на общеправовой и цивилистический опыт в исследовании оценочных понятий, автор исследует общее и особенное в их гражданско-правовой сущности. Итогом исследования явились выводы о том, что наличие оценочных понятий — это отличительная сущностная особенность гражданского права как права частного. Отмечено, однако, что доктрине, законодателю и правоприменителю необходимы исходные ориентиры, которые позволят определить объективные критерии для номинирования понятий в качестве оценочных, а также определить границы их систематического толкования. Автор указывает также на различное влияние оценочных понятий на правовое регулирование в праве частном и публичном. В гражданском праве, в зависимости от локализации в тексте ГК РФ, можно вычленить две группы оценочных понятий. Первая — это базовые оценочные понятия, позволяющие увидеть цели, смысл и специфику гражданско-правового регулирования. Ко второй группе автор относит периферийные оценочные понятия, которые востребованы вещным правом и отдельными договорными конструкциями и наличие которых позволяет избежать излишней казуальности и одновременно дает возможность максимально приблизить правовое регулирование к реальным отношениям.

51-62 49
Аннотация

В рамках настоящей статьи проведено исследование конструкции смарт-контракта с позиций юриспруденции и технических наук, проанализирована его юридическая природа, рассмотрены вопросы о сфере применения смарт-контрактов (в соотношении с технологией распределенных реестров).

Авторами сделаны выводы о том, что категорию «смарт-контракт» можно определить в техническом и юридическом аспекте. В зарубежной литературе различаются две категории: legal smart contract и smart contract code (или smart contract). Смарт-контракт как техническое явление представляет собой компьютерный код, позволяющий автоматизированно исполнять обязательства. С юридической точки зрения подходы к определению смарт-контракта зависят прежде всего от того, исходят авторы из возможности применения смарт-контрактов только в рамах технологии распределенных реестров или в рамках иных информационных технологий. При этом большинство авторов придерживаются мнения о том, что смарт-контракт существует исключительно применительно к технологии распределенных реестров, а именно блокчейна.

В статье предложено определение смарт-контракта как типовой (специальной) договорной конструкции — договора, заключенного с помощью электронных либо иных технических средств, по условиям которого исполнение обязательства осуществляется без направленного отдельно выраженного дополнительного волеизъявления (на основании новой редакции ч. 2 ст. 309 ГК РФ).

Изложена позиция о том, что смарт-контракт не может быть квалифицирован в качестве самостоятельного способа обеспечения исполнения обязательств. Такая его квалификация возможна лишь при абсолютизации функционального подхода к пониманию обеспечительных средств.

Рассмотрены основные сферы применения смарт-контрактов и возможные риски их применения (в части изложения условий соглашений применительно к языку программирования, в отношении необходимости соблюдения основополагающих принципов гражданского права, таких как законность, справедливость, защита слабой стороны; в части необходимости взаимоотношений с государственными органами и нотариусами, а также рисков использования смарт-контрактов в отношениях с участием потребителей). Отдельный блок вопросов касается аспектов защиты нарушенного права в связи с использованием смарт-контрактов.

63-73 27
Аннотация

В статье рассмотрены отношения между работником, направляющей стороной и принимающей стороной при заключении договора о предоставлении труда работников (персонала) и трудового договора между работником и направляющей стороной — частным агентством занятости. Отмечается, что предоставление труда работников (персонала) является одной из легализованных в Российской Федерации форм нетипичной занятости, рассматриваются признаки указанных отношений. Обозначается проблема «прекаризации» труда работников, временно направляемых к принимающей стороне, рассматриваются механизмы защиты работников от ухудшения их правового положения, отмечается их неэффективность. Рассматриваются вопросы, связанные с видоизменением традиционных подходов к регулированию трудовых отношений с работниками, временно направляемыми к другому субъекту, выполняющему функции работодателя; отмечаются проблемы реализации коллективных прав работников, отказ от использования традиционных механизмов привлечения работников к дисциплинарной и материальной ответственности; выявляется «расщепление» статуса работодателя между направляющей и принимающей стороной.

НАУКИ КРИМИНАЛЬНОГО ЦИКЛА / JUS CRIMINALE

74-85 27
Аннотация

В статье рассматриваются проблемы выделения разновидностей юридической ошибки, исключающей уголовную ответственность. С учетом правового регулирования и на основании положений уголовно-правовой доктрины предлагается классификация юридической ошибки и обосновывается необходимость признания ее правового значения. Автор приходит к выводу, что многообразие юридических ошибок в запрете следует систематизировать на основании двух критериев, каждый из которых предполагает два варианта проявления. Ими выступают причина заблуждения (дефект правотворчества либо дефект восприятия лицом установленных нормативных требований), а также характер ошибки (незнание факта наличия уголовно-правового запрета либо незнание его содержания). В рамках комплексной классификации, построенной с учетом различных комбинаций названных критериев, выделяются четыре разновидности юридической ошибки, исключающей уголовную ответственность: ошибка, вызванная дефектом правотворчества и относящаяся к незнанию факта наличия уголовно-правового запрета; ошибка, обусловленная дефектом правотворчества и характеризующая незнание содержания уголовно-правового запрета; ошибка, вызванная дефектом восприятия лицом установленных нормативных требований и относящаяся к незнанию факта наличия уголовно-правового запрета; ошибка, обусловленная дефектом восприятия лицом установленных нормативных требований и характеризующая незнание содержания уголовно-правового запрета. В статье затрагиваются проблемы презумпции знания закона и осознания противоправности деяния с учетом межотраслевых связей уголовного права. Автор обращается к правовым позициям Конституционного Суда РФ, Европейского Суда по правам человека, Верховного Суда РФ, иллюстрирует свои выводы примерами из судебной практики, а также приводит ссылки на зарубежный опыт.

86-98 22
Аннотация

В статье рассматриваются вопросы криминалистического обеспечения деятельности по предъявлению и исследованию государственным обвинителем доказательств в суде. В основу исследования данных вопросов положен ситуационный подход к моделированию доказательственной деятельности прокурора в суде. Определены типичные ситуации, с которыми приходится сталкиваться государственному обвинителю в процессе доказывания своей позиции в суде. Раскрыта информационная составляющая доказательственной деятельности прокурора в суде. Отражен процесс выбора и применения данным субъектом криминалистических рекомендаций, направленных на повышение эффективности его доказательственной деятельности. На основании алгоритмического подхода предложена типовая структура тактической операции по предъявлению и исследованию государственным обвинителем доказательств в суде.

99-110 17
Аннотация

Одно из первых исследований, посвященных такому относительно новому виду преступной деятельности, как организованное попрошайничество.

Современное попрошайничество перестало ассоциироваться с такими понятиями, как обездоленность, нищета, бездомность, голодание и безработица. Результаты исследования позволяют утверждать, что сейчас попрошайничество является одним из способов паразитирования на милосердии и наивности (количество истинных нуждающихся в материальной поддержке составляет 5—10 %, а в Москве и Санкт-Петербурге данный показатель еще ниже и не превышает 2—3 %). Под руководством организованных преступных групп попрошайничество превратилось в криминальную индустрию.

В статье исследованы причины возникновения организованного попрошайничества. Автор делает вывод, что условием его возникновения явилась декриминализация систематического занятия бродяжничеством или попрошайничеством в совокупности с упразднением административной ответственности за данные антиобщественные действия. Актуальность исследования обусловлена тем, что в юридической литературе отсутствует единое понятие попрошайничества как вида незаконной деятельности, курируемой организованной преступностью. Проведенный анализ позволил прийти к выводу, что наиболее приемлемым и отражающим специфику рассматриваемого антисоциального явления является понятие «организованное попрошайничество». Впервые в российской юридической литературе дается определение понятия организованного попрошайничества. По мнению автора, под ним понимается негативное социальное явление, представляющее собой организованную преступную деятельность, которая направлена на извлечение прибыли от занятия попрошайничеством другими лицами.

Определены признаки организованного попрошайничества: 1) организованный характер деятельности; 2) использование добровольно-принудительного труда; 3) совершение преступлений против свободы, чести и достоинства личности; 4) ярко выраженный этнический или родственный характер формирования; 5) получение сверхприбыли; 6) коррумпирование государственных органов.

ТЕОРИЯ ПРАВА / THEORIA LEX

111-120 22
Аннотация

В Российской Федерации не принят закон о нормативных правовых актах, в ряде стран СНГ аналогичные законы действуют уже почти два десятка лет, причем правовое регулирование данных отношений постоянно совершенствуется. Этот опыт вполне может быть учтен в отечественных исследованиях, в том числе направленных на научное обеспечение правотворческой деятельности. Для последней четверти века характерна цифровизация и информатизация системы права, законы о нормативных правовых актах стран СНГ могут служить достаточно хорошими индикаторами этих процессов. Они наглядно демонстрируют современные тенденции учета информационных возможностей Интернета, информационно-справочных систем по законодательству, использования иных компьютерных технологий в правотворческой деятельности. В ряде стран есть опыт активного использования электронного документооборота при проведении экспертиз, при прогнозировании последствий принятия нормативных правовых актов, при их согласовании, направлении в правотворческий орган. Опубликование проектов нормативных правовых актов на интернет-сайтах и их общественное обсуждение с использованием интернет-ресурсов становится почти обязательным элементом гласности правотворчества. Сравнительно-правовая характеристика законодательства стран СНГ вполне может быть востребована при разработке и обсуждении проекта российского закона о нормативных правовых актах.

ГЕНОМ / GENOME

121-128 18
Аннотация

Применение современных геномных технологий, наряду с пользой человеку и обществу, может повлечь негативные последствия. Подобные риски существуют как в процессе, так и после получения, выделения, модификации, хранения ДНК. До детального законодательного регулирования отношений по поводу применения геномных технологий в лечебных целях и не по медицинским показаниям важное значение получают правовые принципы.

В статье сформулированы следующие основные правовые начала применения геномных технологий: принцип превентивных действий государства по защите граждан от рисков использования геномных технологий; принцип сохранения генома человека как особого вида; принцип гарантии неприкосновенности личности каждого гражданина при использовании геномных технологий; принцип приоритета жизни и здоровья граждан над интересами науки и общества; принцип равенства граждан независимо от генетических особенностей; принцип защиты генетической информации каждого гражданина как части персональных данных; принцип гарантии доступа гражданина к собственной генетической информации. Правовые принципы могут быть использованы для решения спора в порядке аналогии права.

СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА / NOVUS LEX

129-137 22
Аннотация

В статье приводятся доказательства самостоятельности электронной формы сделок. Одним из таких доказательств являются особенности электронного документа, который в случае заключения договора в электронной форме является средством фиксации волеизъявления сторон. Электронный документ — это совокупность реквизитов с информацией, записанной на электронном носителе длительного пользования в форме цифрового кода. Электронный документ может существовать в виде файла машинной информации любого формата либо в виде компьютерной программы, позволяющей заключать договоры в киберпространстве. Электронный документ в виде файла следует считать электронным статическим документом. Он внешне похож на традиционный документ, однако его реквизиты зафиксированы на электронном, а не на бумажном носителе информации. Электронный документ в виде компьютерной программы следует считать электронным динамическим гипертекстовым документом. Он кардинально отличается от документа в традиционной письменной форме, что позволяет обосновать самостоятельность электронной формы сделки, ее несводимость к обычной письменной форме.

МЕГА-САЙЕНС / MEGA-SCIENCE

138-147 23
Аннотация

Предметом исследования данной статьи является одно из ключевых дел в области защиты результатов интеллектуальной деятельности, рассмотренных зарубежными судами в последние годы,— дело Oracle v. Google («Оракл против Гугл»). Авторами проанализирована фабула дела, акцентировано внимание на основных выводах, сделанных американской судебной инстанцией в ходе рассмотрения спора. Особое внимание в статье уделено защите авторского права применительно к строкам программного кода, а также аспектам патентной охраны. Авторами дается оценка заключений «американской Фемиды», а также прогноз относительно влияния указанного решения на защиту прав субъектов научно-технологической деятельности. В контексте рассмотрения решения Oracle v. Google авторами проведен сравнительный анализ с практикой Суда ЕС как судебного института Европейского Союза. В частности, на примере дела SAS Institute Inc. V. World Programming Ltd, находящегося на рассмотрении в Суде ЕС, сопоставлены американский и европейский подходы к проблеме защиты кода программы правовыми средствами. В заключение авторами предпринимается попытка обозначить возможные риски для субъектов научно-технологической деятельности (впервую очередь для разработчиков программ), заложенные в решении по делу Oracle v. Google.

148-163 17
Аннотация

Предметом статьи выступает процесс развития международного инновационного и научно-технологического сотрудничества ЕАЭС в контексте перехода к устойчивому развитию. Исследование нацелено на формирование концептуальной модели внешнего международного инновационного и научно-технологического сотрудничества (МИНТС) ЕАЭС в свете задач, которые ставит Повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 года применительно к направлению развития и передачи технологий, знаний и инноваций, а также формирующаяся стратегия устойчивого развития ЕАЭС. Результатом проведенного исследования является выявление целей данного сотрудничества; раскрытие специфики его политико-правовых основ; установление его субъектного состава; уяснение приоритетных направлений. Выводом исследования является концептуальное положение о том, что внешнее МИНТС ЕАЭС в современных условиях заключается в обеспечении не только технологической модернизации экономики государств-членов как основы глобальной конкурентоспособности, но и региональной конкурентоспособности в достижении целей в области устойчивого развития. В соответствии с этим автор выделяет ряд задач, которые необходимо решить Союзу, а именно: формирование региональной стратегии устойчивого развития, повышение значимости экологических вопросов в рамках евразийского интеграционного проекта, выработка стратегии международного научно-технологического сотрудничества государств-членов с учетом их членства в ЕАЭС и далее — переход к согласованной, а затем и единой политике в сфере МИНТС с международными организациями, иными региональными объединениями государств и зарубежными странами.

СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ / COMPARATIVE STUDIES

164-178 21
Аннотация

На современном этапе развития Европейского Союза энергетическая политика представляет собой стратегию, цель которой — добиться энергетической независимости региона и обеспечить энергетическую безопасность всех участников ЕС. В связи с этим вполне обоснованной следует считать передачу вопросов разработки энергетической стратегии в ве́дение наднациональных органов Союза. Вместе с тем энергетическую политику необходимо рассматривать в неразрывной связи с экологической политикой Европейского Союза, поскольку охрана окружающей среды является злободневной проблемой европейского региона. Результатом сотрудничества стран Европы становится реализация таких инициатив, как разработка возобновляемых источников энергии, производство альтернативных видов топлива, введение «зеленых налогов», функционирование общей системы экологического менеджмента и экологического аудита, действие своеобразной системы экологической сертификации продукции («эко-лейбл»). Аналогичные проблемы стоят и перед таким интеграционным объединением, как Евразийский экономический союз. В связи с этим опыт Европейского Союза необходимо учитывать при решении вопросов энергетики и экологии в рамках общей политики государств — членов ЕАЭС. В частности, в статье обосновывается необходимость заключения многостороннего соглашения об охране окружающей среды в рамках ЕАЭС. В настоящее время основу научно-технического сотрудничества стран — участниц ЕАЭС составляют приоритетные технологические платформы, под которыми понимаются объекты инновационной инфраструктурной сети, позволяющие обеспечить интеграцию государств, науки и бизнеса для объединения и концентрации необходимых ресурсов на наиболее важных направлениях научно-технологического развития Евразийского экономического союза, в том числе в сферах энергетики и экологии.

НАУЧНЫЕ СОБРАНИЯ И МЕРОПРИЯТИЯ / CONVENTUS ACADEMICI

179-188 33
Аннотация

Журнал «Вестник гражданского процесса» ежегодно собирает в Казани выдающихся ученых и практиков в сфере гражданского процесса. Симпозиум журнала за 5 лет стал настоящей традицией, обрел ежегодных участников, друзей и слушателей, а также создал площадку для масштабной дискуссии на самом высоком уровне.

Первый и каждый последующий симпозиумы очень похожи друг на друга, но каждый год появляется что-то новое, своего рода изюминка, придающая мероприятию неповторимость, уникальность и импульс для движения вперед, развития, совершенствования и повышения уровня. Первый симпозиум прошел весной 2014 г., его тематика была обозначена как «Эволюция гражданского процесса: вопросы сравнительного правоведения и национального права». Второй симпозиум, состоявшийся в 2015 г., был посвящен реформированию гражданского процесса и его современному состоянию. Симпозиум 2016 г., третий по счету, был поименован как «Казанский арбитражный день: развитие верховенства права и региональные проблемы». Четвертый симпозиум журнала «Вестник гражданского процесса» на тему «Электронное правосудие и информационные технологии в гражданском судопроизводстве» состоялся 29 сентября 2017 г. В 2018 г. V Ежегодный симпозиум журнала был посвящен не только гражданскому процессу, но и некоторым аспектам материального права, так как был посвящен вопросам доказательственного права, что позволило пригласить ученых и практиков-юристов, а также специалистов в сфере доказательств и доказывания для участия в мероприятии. Ярким вкладом в симпозиум стало участие ученых — представителей различных юридических школ России, практикующих юристов, представителей судейского сообщества, а также ученых Казанского университета.



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1729-5920 (Print)