Preview

Lex russica (Русский закон)

Расширенный поиск
№ 1 (2018)

ТЕОРИЯ ПРАВА / THEORIA LEX

9-24 27
Аннотация
В статье рассматривается проблема правового нигилизма, получившая отражение в трудах русских и зарубежных писателей, представителей общественно-политической мысли. Нигилизм как сложное социальное явление впервые стал рассматриваться в работах русских писателей. Нигилистические настроения получили широкое распространение во второй половине XIX в. Сходные процессы происходили не только в России, но и в странах Западной Европы. Нигилизм имеет множество форм своего объективирования. В своем первоначальном виде он представлял собой протест против традиций и устоявшихся консервативных ценностей. Стоит отметить, что нигилистические тенденции развивались преимущественно в среде разночинной интеллигенции, хотя определенное распространение они получали и в верхних слоях общества. В настоящей статье делается акцент на правовом нигилизме, в рамках которого подвергаются сомнению такие ценности, как государство, власть, закон, правопорядок. Разумеется, несмотря на некие общие черты, правовой нигилизм в России и в западных странах все-таки различался. Это отчетливо прослеживается в работах классиков русской и зарубежной литературы. В статье характеризуются сущность, содержание и формы правового нигилизма на основе работ представителей отечественной юридической науки.

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ОТРАСЛЕЙ ПРАВА

25-42 18
Аннотация
В статье констатируется, что наука уголовного права и криминология нуждаются в серьезной модернизации. В этой связи предлагается, в частности, применять экономический подход в уголовно-правовых и криминологических исследованиях. На конкретных примерах демонстрируется возможность его использования. В частности, отмечается экономический закон убывающей предельной полезности блага. Проявлением названного закона в уголовном праве выступает распространенность преступлений, которая имеет свойство то возрастать, увеличивая потребность общества в уголовной репрессии, то уменьшаться, что отражается на криминализации деяний и назначении уголовного наказания. Согласно закону убывающей предельной полезности при расследовании и раскрытии преступлений приоритет должен отдаваться наиболее тяжким деяниям. Между тем отечественная уголовная статистика опровергает эти предположения. В качестве положительного примера отмечается практика борьбы с преступностью в ФРГ. При помощи теории предельной полезности выявлен ряд закономерностей, касающихся применения уголовного наказания в ответ на совершенное преступление: 1) вредность наказания определяется субъективной оценкой преступника, который его отбывает, а вовсе не судом, назначающим наказание; 2) вредность наказания возрастает с каждой новой единицей антиблага и определяется предельной вредностью предельной единицы антиблага. Вредность антиблага, как и полезность блага, имеет границы, за пределами которых антиблаго постепенно утрачивает свои свойства (например, предельная вредность штрафа ограничивается всей совокупностью имущества, принадлежащего преступнику). В статье также предлагается учитывать цикличность общественного развития. В частности, на примере динамики зарегистрированной преступности демонстрируются циклические колебания соответствующих показателей. При этом отмечается отсутствие абсолютной корреляции циклов экономической активности и состояния преступности, уголовно-правового регулирования. Предлагается выделять сезонные, малые (до 3-5 лет), средние (до 10-15 лет) и большие (свыше 10-15 лет) циклы преступности и борьбы с преступностью. Предлагается использовать систему индикаторов для использования в сфере противодействия преступности.

СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

43-56 26
Аннотация
Лесные пожары являются основным фактором, оказывающим негативное воздействие на экологический и ресурсный потенциал лесов России. Проблема борьбы с лесными пожарами в условиях реформирования лесного законодательства становится все более злободневной. В статье показано, что, несмотря на принимаемые меры, большинство негативных тенденций, отрицательно влияющих на состояние охраны лесов от пожаров, сохраняется. Автор анализирует правовые последствия для формирования эффективной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций, вызванных лесными пожарами, положений Федерального закона от 23 июня 2016 г. № 218-ФЗ «О внесении изменений в Лесной кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части совершенствования регулирования лесных отношений». Показано, что в законодательство в области охраны лесов от пожаров внесены кардинальные изменения, направленные на обеспечение эффективной координации действий различных ведомств и структур в целях профилактики и борьбы с лесными пожарами, а также повышения ответственности всех участников лесных отношений, включая граждан. На основе анализа автором сформулированы предложения по совершенствованию правовых механизмов охраны лесов от пожаров.

ВОПРОСЫ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ

57-70 20
Аннотация
В статье представлен общий анализ действующего отечественного гражданско-правового механизма защиты деловой репутации граждан и организаций. Выделены элементы состава наиболее распространенного и выразительного правонарушения, ведущего к умалению деловой репутации субъектов гражданских правоотношений - диффамации (распространения не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию субъекта защиты); проведена содержательная характеристика каждого определенного элемента. Дана критическая оценка взглядов цивилистов на компоненты состава обозначенного правонарушения. Обоснованно вычленены элементы составов двух смежных с диффамацией правонарушений - по авторской терминологии - дезинформации и дискредитации (первый присутствует в действующем российском законодательстве, второй предлагается ввести в позитивное право). При отведении диффамации особого места в ряду правонарушений, наносящих вред деловой репутации физических и юридических лиц, указаны иные возможные способы умаления данного нематериального блага, подчеркнута их многовариантность. Статья содержит обзорную характеристику системы существующих гражданско-правовых способов защиты деловой репутации граждан и организаций, критически рассмотрены сформулированные в юридической литературе критерии и способы их классификации. Предложено авторское подразделение специальных способов защиты деловой репутации на первичные и производные - в зависимости от того, что является их главной целью: реабилитационные манипуляции с самой пострадавшей деловой репутацией или устранение вызванных ее умалением негативных явлений в деятельности субъекта защиты. Сформулированная в работе классификация направлена на усиление контроля за результативностью использования соответствующих защитных инструментов. Авторами высказано положительное отношение к компенсации нематериального вреда юридическим лицам как к перспективному гражданско-правовому способу защиты деловой репутации. Проанализирована проблема принятия мер по обеспечению исков, связанных с защитой деловой репутации граждан и организаций, в виде запрета дальнейшего распространения спорных сведений о заявителе. Сделан акцент на важности соблюдения баланса конституционных принципов свободы мысли, слова и массовой информации -

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО

71-82 22
Аннотация
Право на охрану здоровья является неотчуждаемым правом каждого человека, поскольку само здоровье - необходимое условие его биологического существования и, кроме того, во многом определяет возможность социализации индивида. Осознавая данный факт, большинство современных государств закрепили право на охрану здоровья (в том или ином понимании) в основных законах своих стран. При этом подобное юридическое оформление далеко не всегда означает возможность действительной реализации права на охрану здоровья, чему в немалой степени способствуют политические, экономические и культурные условия той или иной страны. Слаборазвитая экономика, политическая нестабильность, низкий уровень грамотности населения в целом ряде регионов Земного шара не позволяют в должной мере обеспечивать право на охрану здоровья широкому кругу стран. Однако это не лишает их возможности реализовать данное право для населения своих стран, используя универсальный механизм международно-правового сотрудничества. Обозначенный механизм рассматривается в качестве самостоятельного механизма реализации права на охрану здоровья. В статье представлена теоретико-правовая аргументация данного положения. Сделан вывод о том, что в целом механизм международно-правового сотрудничества представляет собой комплексное правовое образование, состоящее из двух компонентов: институционального (организационно-структурного) и правообеспечительного. Данный механизм применительно к охране здоровья подвергнут в работе всесторонней характеристике. В исследовании использованы методы логического обоснования, предметного сопоставления, языкового (лингвистического) анализа и др. Анализ структурных составляющих (в своей основе представляющих авторское видение проблемы), а также практики функционирования механизма международно-правового сотрудничества в области обеспечения права на охрану здоровья позволил выделить его специфические особенности, главными из которых являются: всеохватывающий характер, обособленность юридического инструментария, гибкость правового режима, универсальность, высокая степень взаимозависимости субъектов сотрудничества. Ме ханизм международно-правового сотрудничества рассматривается как действенный инструмент реализации права на охрану здоровья, а сфера охраны здоровья - как основа для установления международного сотрудничества в других областях.

ПРАВО ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА

83-102 28
Аннотация
Европейский гражданский процесс - термин условный и обозначает наднациональную сферу сотрудничества и сближения норм гражданского процессуального права стран - участниц Европейского Союза. Сближение гражданских процессуальных норм имеет не только положительные аспекты, но и целый ряд проблем. Так, европейский гражданский процесс лишен внутренней структуры и не может быть назван комплексным образованием. Нормы права Европейского Союза в основном касаются сотрудничества стран, они лишены таких базовых понятий, как цели, задачи и принципы отрасли права, не регулируют доказательственную деятельность и судебное разбирательство. Развитие европейского гражданского процесса шло путем принятия самостоятельных актов по соответствующим вопросам, это позволяло решать сиюминутные проблемы, однако, когда подобных актов становится много, бессистемность тормозит дальнейшее развитие. Устранить проблемы возможно как принятием кодекса, так и путем принятия более специальных актов. Сфера действия европейского гражданского процесса ограничена трансграничными делами. Может возникнуть такая ситуация, при которой на национальном уровне нет аналога соответствующей «единой» процедуры, в связи с чем преимущества европейского гражданского процесса невозможно использовать во внутреннем споре. Невозможно их использование и в связях с третьими странами, кроме того, европейский проект процессуальной унификации противопоставляется общемировым усилиям по унификации и гармонизации процессуального права. Субъектный состав участников различается в зависимости от сферы сотрудничества, но перечень данных государств является закрытым, ни одно вновь вступающее в Европейский Союз государство не может подобный статус получить. Однако, учитывая, что европейский гражданский процесс не кодифицирован, данная ситуация все же подрывает единство «подлинного пространства правосудия». Отсутствует единое правовое основание для принятия процессуальных норм: компетенция Европейского Союза ограничена принципами субсидиарности и пропорциональности, что делает возможным принятие только таких правовых актов, которые имеют четко установленный правовой «базис» в учредительных договорах. Еще одной заметной проблемой является альтернативность части предписаний европейского гражданского процесса. Действующие Регламенты об общеевропейских процедурах не только являются автономными, но и альтерна+тивными (опциональными), что означает предоставление заявителю права выбора, в каком из порядков будет рассматриваться его дело: общеевропейском или национальном.

МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО

103-114 18
Аннотация
Вопросы подходов к раскрытию содержания принципа наиболее тесной связи являются одними из самых важных и малоизученных в международном частном праве. Исследование посвящено коллизионному, материально-правовому (смешанному) и субъективному подходам. Особое внимание в работе уделено смешанному подходу, максимально полно раскрывающему содержание наиболее тесной связи и поэтому получающему все большее развитие в законодательстве США, ЕС, Китая, России и других стран. Делается вывод, что механизм смешанного подхода основан на одновременном учете правоприменителем публичных интересов и коллизионных презумпций. Выступающий в качестве вектора публичный интерес и соответствующая ему коллизионная презумпция в сумме образуют наиболее тесную связь с правоотношением. На основе детального анализа правовых норм установлено, что в рамках смешанного подхода в современном законодательстве используется несколько способов закрепления публичных интересов для определения наиболее тесной связи. Законодатель либо указывает правоприменителю те публичные интересы (цели), которые должны быть учтены и не ущемлены, либо устанавливает, чьим интересам обязан благоприятствовать правоприменитель при выборе права, либо сразу выделяет определенный критерий учета таких интересов. Проанализированы причины неопределенности и противоречивости субъективного подхода, основанного главным образом на поиске правоприменителем предполагаемых намерений сторон и являющегося в связи с этим не только синонимом, но и повтором отвергнутого в современном международном частном праве подхода о гипотетической воле сторон.

ЗАРУБЕЖНОЕ ПРАВО

115-125 19
Аннотация
В статье рассматривается процесс формирования законодательной базы Китайской Народной Республики в сфере регулирования языковых отношений и дается анализ основных проблем, связанных с защитой лингвистических прав. В качестве контекста данной темы исследуется история становления концепции лингвистических прав на международном уровне в 1990-е гг. Автором проанализированы основные международно-правовые акты, содержащие соответствующие нормы. В основной части изучены путем сплошной выборки статьи ныне действующих законодательных актов КНР, которые каким-либо способом регулируют языковую ситуацию и статус языков. На основе их анализа сделаны выводы о недостаточной проработанности и неконкретности содержащихся в них норм. На примере межэтнических конфликтов автором показано, как технологии имплементации языкового законодательства создают препятствия в налаживании отношений с национальными меньшинствами, заставляя их считать свои права ущемленными. В качестве специфической проблемы языковых отношений в КНР выделен вопрос о статусе диалектов китайского языка. Исследование собранного нормативного материала показало, что неравноправный статус языка и диалектов ведет к практическому неравноправию граждан страны. В целом сравнение ситуации с защитой лингвистических прав в Европе и Китае позволяет сделать вывод о том, что в то время как на западе широкий интерес к данной теме угасает, в КНР она все более актуальна.

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ПРЕСТУПНОСТИ

126-143 21
Аннотация
Совершенствование уголовного законодательства представляется наиболее важной составной частью оптимизации системы правового регулирования борьбы с организованной преступностью в целом. В статье на основании проведенных автором многолетних криминологических исследований организованной преступности формулируются предложения по совершенствованию уголовного законодательства в целях оптимизации системы правового регулирования борьбы с организованной преступностью. При этом автор исходит из того, что оптимизация уголовного законодательства должна осуществляться по двум основным направлениям: совершенствования уже существующих положений и институтов и включения в него новых положений и институтов, направленных на повышение эффективности борьбы с организованной преступностью. Исходя из этого, формулируются предложения о раздельной криминализации преступных сообществ и преступных организаций, о дальнейшем совершенствовании получившего законодательное закрепление понятия «преступная деятельность», об отнесении любых умышленных преступлений, совершенных участниками организованных преступных формирований, к категории особо тяжких, о введении уголовной ответственности юридических лиц, о совершенствовании применения института судимости. Формулируется и обосновывается целый ряд предложений, касающихся назначения наказания, в частности, о необходимости значительного расширения сферы применения таких уже существующих видов наказаний, как штраф и лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, и о необходимости дополнения перечня видов наказаний, закрепленного в ст. 44 УК РФ, наказаниями экономического характера и возвращения «конфискации имущества» в качестве вида наказания. Обосновывается положение о том, что повышение эффективности борьбы с организованной преступностью непосредственно связано также с необходимостью более широкой криминализации организованной преступной деятельности в Особенной части УК РФ, поскольку это широкомасштабная и многоаспектная деятельность и существующие в Особенной части УК РФ нормы криминализируют далеко не все даже основные элементы этой деятельности. Одними из наиболее важных элементов организованной преступной деятельности, которые подлежат криминализации, являются заранее не обещанное содействие преступной организации или преступному сообществу, заранее не обещанное укрывательство участников организованных преступных формирований, пропаганда и публичное оправдание преступлений. Поскольку организованные преступные формирования активно противодействуют правоохранительным органам, предлагается оптимизация положений гл. 31 «Преступления против правосудия» Особенной части УК РФ.

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЮРИДИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

144-156 29
Аннотация
Статья посвящена анализу проблем современного высшего образования в России. Автор наглядно демонстрирует серьезные недостатки современной системы высшего образования в стране на основе анализа очевидных для большей части российских преподавателей дефектов высшего юридического образования: недофинансирование высшего образования (имеется в виду не только низкая заработная плата большей части профессорско-преподавательского состава в стране, но и сокращение расходов на обновление материально-технической базы вузов); колоссальный рост учебной нагрузки в расчете на одного преподавателя (прежде всего именно так называемой аудиторной нагрузки); значительное сокращение числа диссертационных советов, отвечающих за присвоение ученых степеней по праву (особенно вне европейской части страны); допуск к магистратуре лиц без базового юридического образования; несовершенство и постоянное обновление образовательных стандартов без изменения содержания образовательного процесса; бюрократизация образования и переход на «эффективные» контракты, которые сокращают уровень защиты трудовых прав российского преподавателя. Автором на основе применения социологических методов исследования ставятся под сомнение обоснованность и результативность основных идей реформы высшего образования, реализуемой Министерством образования и науки РФ в последние 10-15 лет. В результате этой «новой образовательной» политики работу до 2019 г. потеряют почти 50 % профессорско-преподавательского состава российских вузов, и при этом после смены поколений может оказаться, что работать в российских вузах будет фактически некому. Современная российская реформа образования, ориентированная на сокращение общего числа бюджетных мест в вузах (а в особенности бюджетных мест гуманитарных специальностей) и государственную поддержку среднего специального образования, приведет к еще большей технологической отсталости России по сравнению с ведущими мировыми экономиками уже в ближайшие 10лет. Мировой тренд в современном образовании - это, наоборот, постоянный рост числа людей, получивших высшее образование, особенно в условиях начинающейся эры «цифровой» экономики. Только резкое увеличение в ближайшие 3-5 лет расходов на образование до 5-6 % от ВВП, при одновременной корректировке направлений реформы высшего образования, способно предотвратить неумолимо надвигающийся коллапс всей российской системы высшего образования.
157-163 22
Аннотация
В статье анализируются действующие нормативные правовые акты, посвященные вопросам организации и прохождения практики. Более подробно обязанности и права образовательной и профильной организаций раскрыты в договорах об организации практики, которые разработаны разными вузами и организациями среднего профессионального образования. В качестве существенных условий договора об организации и проведении производственной практики обучающихся в законе надо закрепить, помимо предмета договора, условия о месте, времени прохождении практики, условие о соответствии места работы в профильной организации программе практики и заданиям руководителя практики от образовательной организации, условие о перечне обучающихся, направляемых на практику. Представляется, что по правовой природе договор об организации и проведении производственной практики обучающихся является договором об оказании услуг. По правовым характеристикам такой договор считается консенсуальным, двустороннеобязывающим, длящимся, возмездным или безвозмездным. Договор об организации и проведении производственной практики обучающихся следует отграничивать от договора о сетевой форме реализации образовательных программ. К отличительным особенностям относятся следующие: предмет договора об организации и проведении практики обучающегося значительно уже, его составляют действия образовательной и профильной организаций только в области организации передачи практических навыков обучающимся; существенные условия сравниваемых договоров не совпадают; договор об организации и проведении практики обучающегося заключается с одной организацией, а при необходимости заключается несколько двусторонних однотипных договоров с разными организациями; прохождение обучающимся производственной практики в ходе обучения обязательно для уровней профессионального образования; по завершении практики выдаваемый документ учитывается при прохождении государственной итоговой аттестации, но не имеет самостоятельного значения (не подтверждает квалификацию).

ПРАВОВАЯ КУЛЬТУРА ЮРИСТА

164-174 18
Аннотация
В статье отмечается, что в юридической литературе авторы, по вполне понятным причинам, сосредоточиваются главным образом на анализе профессиональной стороны жизни юристов, в то время как непрофессиональная сторона их жизнедеятельности остается в стороне от исследователей. Между тем они оказывают влияние друг на друга и находятся в определенной взаимосвязи. Вот почему представляют не только научный, но и практический интерес вопросы, связанные с использованием юристами своего свободного времени. В этой связи в статье приводятся результаты проведенного автором социологического исследования профессиональной культуры юристов. Показывается, как на использование свободного времени юристами влияют их профессиональная специализация, стаж работы, возраст и другие факторы.

ДИСКУССИОННАЯ ТРИБУНА / PRO ET CONTRA

175-195 20
Аннотация
Развитие кибернетики привело к рождению метода моделирования как общего научного метода, и единство теории и практики стало, безусловно, более качественным, чем прежде господствующий статистический метод. В области социальных наук этот метод представляет собой метод моделирования. Применяя эти основополагающие методы, в этой работе сначала раскрывается концепция и структура моделирования, показываются концепции и типы моделирования, затем концепции и типы экспериментов, т.е. базовые модели в методе моделирования. В заключение, разрабатываются потенциальная концептуальная модель системы безопасности Республики Сербия и переменные модельного эксперимента. В этой модели можно варьировать и изменять коэффициенты качества, интенсивности, динамики и количества. С помощью этой модели возможно определить силу достижений и тенденций. Для достижения этой симуляции в качестве прогнозирования применялся метод исследования. Концептуальная модель была видна с точки зрения стратегически доктринальных, юридически нормативных и организационно-функциональных аспектов, которые соответствовали движениям безопасности в мире, потребностям и объективным возможностям Республики Сербии.


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1729-5920 (Print)