Preview

Lex Russica. Закон русский

Расширенный поиск
№ 4 (2016)

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА

9-18 15
Аннотация
В статье раскрываются цели, задачи, функции Академии Следственного комитета Российской Федерации, в том числе ее Санкт-Петербургского филиала и факультетов повышения квалификации. Изначально, в 2010 г., был создан Институт повышения квалификации Следственного комитета РФ. В течение пяти лет функционирования Института повышена квалификация более чем 10 тысяч сотрудников Следственного комитета. В январе 2014 г. на базе Института была образована Академия Следственного комитета. Главной задачей Академии является подготовка юристов (следователей) в системе Следственного комитета, повышение уровня профессионализма следователей. Отличительной чертой юридического образования в Академии является необходимость овладения будущими следователями как теоретических (базовых) дисциплин, изучаемых юристами, так и приобретение практических навыков в расследовании преступлений. В настоящее время структура Академии представлена двумя образовательными учреждениями: Юридический институт и Институт повышения квалификации. В Юридическом институте реализуются программы высшего образования по направлениям подготовки: специалитета - «Правовое обеспечение национальной безопасности» и магистратуры - по магистерской программе «Следственная деятельность». В структуре Академии имеется филиал в городе Санкт-Петербурге, в котором реализуются программы высшего образования, и шесть факультетов - в Санкт-Петербурге, Ростове-на-Дону, Нижнем Новгороде, Екатеринбурге, Новосибирске, Хабаровске, где реализуются программы дополнительного профессионального образования.

ПРОТИВОДЕЙСТВИЕ ПРЕСТУПНОСТИ

19-33 18
Аннотация
Рассмотрение вопросов заявленной проблематики начинается с анализа понятия «рекомендации» в широком смысле этого слова. Затем дается краткий исторический анализ трансформации представлений о научном характере знаний на различных этапах развития науки. Для более тщательного исследования критериев научного характера предлагаются авторские и разработанные другими учеными классификации рекомендаций по борьбе с преступностью. В зависимости от того, при проведении исследований в каких отраслях науки разрабатывались рекомендации, они дифференцируются на криминологические, правовые, криминалистические и организационно-управленческие, а также на общие, специальные и индивидуальные, комплексные и несистемные. В статье описывается алгоритм разработки общих рекомендаций по борьбе с преступностью в целом. Он предусматривает репрезентативное и объективное научное исследование криминогенной ситуации в стране, влияния на нее деятельности управомоченных органов. Автор подчеркивает, что в ходе изучения следует выявлять не просто негативные явления, а закономерности их повторяемости. На основе проведенных исследований строится теоретическая модель криминогенной ситуации, объединяющая параметры отдельных видов преступности и обуславливающие их факторы. С учетом этого избираются средства и методы борьбы с преступностью, разрабатываются соответствующие рекомендации по их применению. Эта деятельность должна быть согласована с уголовно-правовой политикой, являющейся частью общеправовой и общегосударственной политики. Поэтому при формировании уголовно-правовой политики учитываются условия социально-экономической обстановки в стране, требующей создания условий, благоприятных для ее экономического развития. В этой связи высказываются предложения по совершенствованию уголовно-правовых мер по обеспечению безопасности бизнеса в нашей стране, защите прав других лиц. В статье исследуются также некоторые проблемы уголовно-процессуальной и организационно-управленческой деятельности, высказываются суждения о направлениях их совершенствования. В качестве средств практической реализации уголовно-правовой политики предлагается разрабатывать комплексные перспективные, промежуточные и текущие программы борьбы с преступностью. При анализе специальных рекомендаций по борьбе с преступностью отмечается разобщенность, недостаточные обоснованность и конкретность некоторых из них. В статье рассматриваются и проблемы практической реализации разработанных в теории рекомендаций, излагаются соответствующие предложения по их внедрению в практику. Критикуя инициаторов создания законов о внедрении научных рекомендаций в правоприменительную практику, автор предлагает формировать электронные банки для хранения таких продуктов научной деятельности. Ключевые слова: рекомендации, критерии научного характера, разработка криминалистических рекомендаций, борьба с преступностью, криминогенная ситуация, факторы преступности, параметры и факторы преступности, уголовно-правовая политика, уголовно-правовые меры, программа борьбы с преступностью, научные рекомендации.
34-48 16
Аннотация
В статье рассматривается психиатрический подход к составлению психологического профиля серийного сексуального преступника. На примерах известных серий показано, как своеобразные сексуальные фантазии преступника, которые являются симптомами психического расстройства, реализуются в modus operandi. Использованы результаты исследований известных психиатров, а также основателя сексопатологии Рихарда фон Крафт-Эбинга. На примере из судебно-следственной практики показано, как психическое расстройство детерминирует криминальные действия, выявляется в ходе психиатрической экспертизы, но остается «вне приговора», поскольку обвиняемый вменяем. При этом реальные обстоятельства, способствовавшие совершению преступления (а это проявившееся в совершении преступления психическое расстройство), не получают должной правовой оценки, а заболевание не лечится. В статье показано, как симптомы определенного вида психического расстройства (парафилии) проявляются в modus operandi. Автор показывает, с чем связаны стереотипность, ритуализация, клиширование криминального поведения. Для объяснения «феномена охоты» за жертвой автор использует психиатрический термин «процессуальность», означающий фиксацию на процессе, а не на результате деятельности. На ряде примеров известных криминальных серий автор подчеркивает одну из особенностей преступников, которая препятствовала быстрому раскрытию преступлений, что порождало серию, - это «маска нормальности». Криминальная сексуальность не мешала социализации указанных лиц в других сферах жизни. Автор обращает внимание на «бредовую» мотивацию, характерную для криминального поведения лиц с шизофренией, поскольку «бредовые» идеи являются одним из диагностических признаков шизофрении. Указывается, в каких ситуациях при наличии типично «педофильных» действий и психических расстройств диагноз педофилии не устанавливается, что препятствует применению норм УК РФ, направленных на предупреждение рецидива со стороны этих лиц. Автор показывает, что необходимую для создания психологического портрета информацию дает изучение типичного анамнеза конкретного психического расстройства.
49-60 22
Аннотация
В статье анализируется такое следственное действие, как осмотр мобильных телефонов, которое весьма слабо освещено в научной литературе. Автор специально касается как криминалистического, так и процессуального аспекта следственного осмотра, поскольку регламентация требований к осмотру мобильных телефонов находится в стадии становления. Автором рассматриваются криминалистически значимые следы, которые могут быть обнаружены на мобильном телефоне, даются отдельные рекомендации по тактике проведения изъятия и осмотра мобильных устройств, рассматриваются общие требования и основания для проведения осмотра мобильных телефонов. Акцентируется внимание на том, что важной задачей, стоящей перед следователем на первоначальной стадии изъятия и осмотра мобильного устройства, является обеспечение полной сохранности криминалистически значимой информации в мобильном устройстве в неизменном виде. Далее автор анализирует современные программные и технические средства, применяемые в следственной практике для осмотра мобильных телефонов (программно-аппаратные комплексы UFED и XRY, иные программные и аппаратные методы, позволяющие изъять из мобильного телефона действующую и удаленную пользовательскую информацию). Кроме того, в статье рассматриваются и особенности иных методов получения информации из мобильных телефонов, таких как получение root-доступа к устройству, с точки зрения их криминалистического применения. Учитывая, что одной из нерешенных в настоящее время проблем является преодоление защиты на смартфонах iPhone (начиная с версии 4s), отдельно рассматривается разработанная в текущем году аппаратная система IP Box iPhone Password Unlock Tool, позволяющая подобрать пароль к смартфонам и планшетам компании Apple. Также рассматривается вопрос о правовом статусе информации, которая содержится в мобильном телефоне. Отдельно в статье рассматривается вопрос о необходимости получения судебного решения для проведения осмотра мобильных устройств, который в настоящее время является одним из самых дискуссионных в следственной практике по причине законодательного пробела в данной области. Отмечается, что необходимо регулярное обеспечение следователей актуальной криминалистической информацией и необходимыми для успешной работы практическими навыками, в том числе через систему дополнительного профессионального образования, осуществляемого Академией Следственного комитета Российской Федерации.

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ОТРАСЛЕЙ ПРАВА

61-75 16
Аннотация
В статье анализируется отечественная и зарубежная нормативная база, а также судебная практика в отношении объектов вооружения как предмета преступлений, образующих криминальный оборот оружия и боеприпасов. Раскрываются понятия и признаки оружия, его видов: огнестрельного, огнестрельного ограниченного поражения, газового, холодного и метательного, а также основных частей и комплектующих деталей огнестрельного оружия, боеприпасов, патронов к огнестрельному оружию ограниченного поражения и к газовому оружию. Формулируется проблематика в данной сфере, в частности, трактовка указанных терминов в отечественных нормативных актах отлична от трактовки в ратифицированных Россией международных правовых актах. Кроме того, в России по данному вопросу отсутствует и единое мнение у законодательной и судебной ветвей власти. На практике отнесение неисправного и учебного огнестрельного оружия к предмету преступления затруднительно. Вызывает сомнение отнесение к предмету преступления оружия, обнаруженного в ходе раскопок в местах боевых действий (например, в период Великой Отечественной войны). Не ясна позиция с огнестрельным оружием, имеющим культурную ценность. Проблемно и отнесение к предмету преступления старинного (антикварного) огнестрельного оружия. В отношении основных частей и комплектующих деталей огнестрельного оружия, огнестрельного оружия ограниченного поражения и газового оружия ни нормативных, ни судебных исключений не имеется. Конституционным Судом РФ положение ч. 4 ст. 222 УК РФ, предусматривающее уголовную ответственность за незаконный сбыт холодного оружия, признано соответствующим Конституции РФ. Однако в отношении холодного оружия, имеющего культурную ценность, Конституционный Суд РФ признал данное положение УК РФ не соответствующим Конституции РФ. На практике вызывает проблемы и отнесение определенных видов боеприпасов к предмету указанных преступлений, в частности стрелковых патронов, непригодных для стрельбы из огнестрельного оружия. Кроме того, вызывает сомнение и рассмотрение предметов вооружения, в частности боеприпасов, по признаку малозначительности как не представляющих большой общественной опасности. Сформулирована основная причина недостаточно эффективного противодействия преступлениям, образующим криминальный оборот оружия и боеприпасов, - несовершенство нормативной базы в части отнесения объектов вооружения к предмету преступлений, противоречие судебной практики законодательству.
76-87 14
Аннотация
В статье дается анализ процессуального порядка апелляционного производства дел, рассмотренных судом с участием присяжных заседателей. Раскрываются характерные признаки указанной формы пересмотра приговоров и при этом отмечаются такие его достоинства, как способность исправления ошибки в приговоре, возможность принимать любое процессуальное решение, заменяя собой обжалованный приговор, не передавая при этом дело на новое рассмотрение. В то же время, поскольку апелляционная проверка жалоб и представлений осуществляется на предмет установления правильности применения норм права, что сужает пределы исследования фактических обстоятельств дела, отмечается неутихающая научная дискуссия о необходимости расширения апелляционных полномочий и в целом об обоснованности пересмотров приговоров с участием присяжных в апелляционном порядке. Суть научного диспута состоит во включении в состав апелляционного суда наиболее опытных и квалифицированных судей, однако требование квалифицированности не вполне соотносится с основополагающими началами деятельности суда с участием присяжных заседателей. Противопоставление профессиональных и непрофессиональных начал неприемлемо в указанной форме отправления правосудия, поскольку присяжные выносят вердикт, а профессиональные судьи на принятое ими решение - приговор. Кроме того, сам порядок проверки решений судов с участием присяжных заседателей не является полным, что обусловлено спецификой судебного разбирательства с участием присяжных, состоящей в повторном исследовании фактической и правовой стороны вопроса, в сопоставлении результатов проверки с выводами, изложенными в приговорах судов первой инстанции. На основе данных статистики отмечается, что показатели кассационной практики пересмотров приговоров с участием присяжных заседателей до 1 января 2013 г. в процентном отношении выше. Кроме того, трудности вызывает толкование и применение на практике норм, регламентирующих порядок апелляционного производства по уголовным делам с участием присяжных заседателей. Делается вывод о том, что апелляционное производство в своем классическом варианте не может распространяться на решение судов с участием присяжных заседателей, притом что уголовно-процессуальной науке такие примеры практически неизвестны. Кроме того, при введении апелляционного производства на решения судов с участием присяжных заседателей нарушилась особая компетенция, связанная с установлением фактических обстоятельств дела и виновности подсудимого. Поэтому в целом апелляционный пересмотр приговоров судов с участием присяжных заседателей по основанию их необоснованности невозможен, так как механизм проверочных процедур не подходит к данному составу суда из-за самого предмета проверки (ст. 389.25, ч. 1 ст. 389.19 УПК РФ). Законодатель попытался разрешить эту проблему, создав законодательную модель, характерную для так называемой «неполной» апелляции.

ВОПРОСЫ ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ

88-94 17
Аннотация
В статье рассматриваются вопросы установления следователем факта жестокого обращения с детьми при расследовании уголовных дел. На основе анализа норм отечественного и международного права автором предлагается квалифицировать как жестокое обращение не только физическое насилие, но и факты психологического насилия и отсутствия заботы о детях. Статья 156 УК РФ предусматривает ответственность за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, если это деяние соединено с жестоким обращением с несовершеннолетним. Применение данной нормы в следственно-судебной практике затрудняет неоднозначность термина «жестокое обращение». С одной стороны, термины «жестокое обращение» и «насилие» отождествляются с физическим или сексуальным насилием. Это типичная следственная ситуация по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 156 УК РФ: наличие на теле ребенка ссадин, ушибов, гематом, ожогов, порезов, которые свидетельствуют о жестоком обращении. С другой стороны, кроме физического насилия, выделяют такие формы насилия, как психическое насилие, а также отсутствие заботы - в отношении малолетних детей, жизнь и здоровье которых без должного родительского ухода могут оказаться под угрозой. Статья 156 УК РФ применяется, как правило, при установлении признаков физического или сексуального насилия, а факты психического насилия или отсутствия заботы зачастую игнорируются. Квалификации указанных форм насилия как жестокого обращения с детьми препятствуют различные факторы, в том числе отсутствие формализованного толкования термина «жестокое обращение» в судебных актах и нормах российского права. Вместе с тем в нормах международного права, ратифицированных Российской Федерацией, содержится толкование термина «жестокое обращение с детьми». Так, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 01.02.2011 № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» указано, что при рассмотрении уголовных дел в отношении несовершеннолетних надлежит учитывать положения Конвенции о правах ребенка 1989 г. Согласно этой Конвенции, жестокое обращение с ребенком может выражаться в любых формах «физического или психологического насилия, оскорбления или злоупотребления, отсутствия заботы или небрежного обращения, грубого обращения или эксплуатации, включая сексуальное злоупотребление, со стороны родителей, законных опекунов или любого другого лица, заботящегося о ребенке». Таким образом, с учетом положений Конвенции о правах ребенка при расследовании преступлений, предусмотренных статьей 156 Уголовного кодекса РФ, установленные факты психического насилия над детьми или отсутствия заботы могут быть квалифицированы как «жестокое обращение», наравне с фактами физического или сексуального насилия.

СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

95-104 20
Аннотация
Многолетние дискуссии по поводу необходимости внедрения в российскую правовую систему института уголовной ответственности юридических лиц переходят в практическую плоскость. Проект федерального закона № 750443-6 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с введением института уголовной ответственности юридических лиц», внесенный в Государственную Думу России 23 марта 2015 года, - решительный шаг на пути формирования новой подотрасли уголовного права в России. Документ содержит много новых интересных положений, заслуживающих поддержки, в нем учтена конструктивная критика законопроекта СК России 2011 года. В частности, введение корпоративной ответственности предложено в полной мере. Авторы проекта не ограничились использованием модели «меры уголовно-правового характера в отношении организаций». В определении вины юридического лица (ст. 96.3 УК РФ) заложены формы, использующиеся в основных зарубежных доктринах государств, применяющих институт уголовной ответственности организаций: концепция вины субъективистского толка (теория отождествления) и объективистское направление вины юридического лица (теория вины прошлого поведения). Проект закона предусматривает широкий спектр основных и дополнительных видов наказаний, которые могут быть назначены судом юридическим лицам, признанным виновными в совершении преступлений и др. Институтом повышения квалификации Академии СК России совместно с сотрудниками следственных органов Северо-Западного и Крымского федеральных округов проводится предварительный мониторинг применения предлагаемых норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства. По его результатам выявляются проблемы, которые могут возникнуть в правоприменительной деятельности при привлечении к уголовной ответственности вновь вводимого субъекта. Некоторые из них предлагаются к обсуждению в статье. Наибольшую сложность в силу сложившегося стереотипа субъекта преступления представляет понимание вины юридического лица. Вместе с тем автор предлагает относить эту проблему к числу преодолимых. Ознакомление с законопроектом выявляет и неясности ввиду появления новых дефиниций, что без раскрытия их содержания может привести к проблемам при уголовно-правовой оценке содеянного. Кроме того, многие вопросы в положениях законопроекта остаются нерешенными: в частности, процессуальный аспект освобождения от уголовной ответственности физического лица в связи с привлечением лица юридического. Автор отмечает также наличие проблемы соотношения публичных и частных интересов при применении имущественных санкций в отношении юридического лица, признанного виновным в совершении преступления, которая не нашла своего отражения в законопроекте.
105-114 16
Аннотация
Автор рассматривает уголовно-правовую характеристику незаконной добычи (вылова) водных биологических ресурсов, совершенной с причинением крупного ущерба (п. «а» ч. 1 ст. 256 УК РФ). В частности, исследуются проблемы отсутствия в законодательстве четких критериев, на основании которых ущерб, причиненный в результате незаконной добычи водных биологических ресурсов, оценивается как крупный. На основе анализа законодательной базы, теории, практики предпринята попытка найти пути разрешения обозначенных проблем. Автор критически относится к предложениям исследователей, которые решение проблемы определения крупного ущерба применительно к рассматриваемой статье видят в том, чтобы конкретизировать его в примечании к ст. 256 УК РФ посредством определения минимальной суммы его денежного эквивалента (5 000, 10 000, 30 000, 100 000, 250 000 руб. и т.д.), рассчитанного на основании такс, утвержденных Правительством РФ. Сделан вывод о том, что при оценке ущерба, причиненного водным биологическим ресурсам, следует использовать критерии в количественных показателях, учитывая при этом экологическую обстановку в регионе. Предлагается дополнить ст. 256 УК РФ примечанием о том, что крупный ущерб, причиненный водным биологическим ресурсам, для целей настоящей статьи утверждается постановлением Правительства Российской Федерации. В разрабатываемом для целей ст. 256 УК РФ постановлении Правительства РФ размер ущерба должен устанавливаться отдельно для каждого водного бассейна, с учетом экологической обстановки в различных регионах, и периодически пересматриваться. С целью дифференциации наказания в число квалифицированных составов преступления, предусмотренного ст. 256 УК РФ, необходимо выделить деяние, совершенное с причинением особо крупного ущерба.
115-123 17
Аннотация
В статье процессуальные иммунитеты в уголовном судопроизводстве рассматриваются как изъятие из конституционного принципа равенства человека и гражданина перед законом и судом. Формулируется положение о допустимости существования таких исключений. Вместе с тем подчеркивается, что законодателю необходимо установить четкие границы действия процессуальных иммунитетов. Их закрепление на нормативном уровне обусловлено необходимостью обеспечения неприкосновенности лиц, выполняющих публично значимые функции. В свою очередь, правовое регулирование рассматриваемых гарантий должно предполагать установление оптимального баланса между различными интересами. В обоснование данной позиции приводится правовая позиция Конституционного Суда РФ. По мнению автора, такой баланс в настоящее время в полной мере не достигается. Причиной тому выступают недостатки в правовом регулировании производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц. Значительные трудности для правоприменителя создает закрепление процессуальных иммунитетов в нескольких нормативных актах - как УПК РФ, так и других специальных федеральных законах. Приводятся примеры различного изложения одних и тех же гарантий в этих актах, что не позволяет достичь необходимого уровня правовой определенности в исследуемой сфере отношений. Автором даются рекомендации по порядку производства процессуальных действий в отношении субъектов, обладающих особым правовым статусом. Однако отмечается, что в целях исключения неоднозначного толкования нормативных предписаний необходимо внести изменения в закон. Анализ некоторых процессуальных иммунитетов свидетельствует о том, что они могут послужить безусловным препятствием к привлечению виновных лиц к уголовной ответственности. К числу таковых относится необходимость получения предварительного согласия соответствующей палаты Федерального Собрания для производства обыска в жилом помещении депутата Государственной Думы и члена Совета Федерации. Отдельно отмечается непропорциональное установление привилегий отдельным категориям лиц. Например, излишним объемом гарантий наделены адвокаты. Предлагается рассматривать процессуальные иммунитеты в качестве единой системы. Дисбаланс в правовом регулировании процессуальных иммунитетов обусловлен и отсутствием четкой регламентации порядка производства процессуальных действий в отношении лиц, утративших особый статус, а также отказавшихся от предоставленных им законом преимуществ. Такие действия должны проводиться в общем порядке.

1

124-137 22
Аннотация
В статье раскрывается понятие и современные тенденции уголовно-исполнительной политики Российской Федерации в XXI веке. Анализируется судебная практика назначения уголовных наказаний и иных мер уголовно-правового характера сначала с 2000 по 2007 годы, а затем с 2007 по 2014 годы. Отмечается неадекватная стабильность количества осужденных и доли отдельных видов наказаний, к которым они приговаривались, в первый период. Делается вывод о консервативном подходе судей к принципам индивидуализации и дифференциации уголовной ответственности. Выявляются причины такого положения, связанные с законодательными неточностями, не позволяющими назначать и эффективно исполнять альтернативные лишению свободы уголовно-правовые меры. Предлагаются пути решения данных проблем. Отмечаются и объясняются причины смены закостенелого подхода в назначении и исполнении наказаний начиная с 2007 года, когда на смену условности уголовной ответственности и реальному лишению свободы приходят меры уголовно-правового воздействия, не связанные с изоляцией осужденных от общества. Намечаются перспективы дальнейшей реализации уголовно-исполнительной политики страны в соответствии с задачами Концепции развития уголовно-исполнительной системы до 2020 года. Анализу подвергаются значимые изменения уголовного и уголовно-исполнительного законодательства в области назначения и исполнения наказаний и иных мер уголовноправового характера. На примере карательной практики за преступления против безопасности движения и эксплуатации транспорта, за коррупционные и террористические преступления делается попытка показать несовершенство и коллизию принципов гуманизма и справедливости. Предлагается проводить корреляцию смягчений условий и порядка исполнения и отбывания наказаний осужденными с правами потерпевших от преступных посягательств. В целях предупреждения новых преступлений и исправления осужденных предлагается исключить дублирование функций контроля за несовершеннолетними осужденными без изоляции от общества учреждениями уголовно-исполнительной системы и подразделениями по делам несовершеннолетних ОВД, передав данные функции последним. Также обосновывается необходимость изменения правовой природы и сущности наказания в виде принудительных работ за счет трансформации института колоний-поселений, фактически не являющихся местами лишения свободы.

ЮРИДИЧЕСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ

138-150 15
Аннотация
В статье продемонстрирован путь развития профессионального образования следователей Следственного комитета Российской Федерации в Приволжском федеральном округе. Дана хронология создания новой формы дополнительного профессионального образования сотрудников Следственного комитета Российской Федерации - окружной учебной структуры - четвертого факультета (с дислокацией в г. Нижний Новгород) Института повышения квалификации ФГКОУ ВО «Академия Следственного комитета Российской Федерации». Авторами раскрыты некоторые направления деятельности четвертого факультета повышения квалификации, одно из которых является приоритетным для Следственного комитета Российской Федерации в целом - это организация работы по совершенствованию профессионального становления молодых следователей. Выделены принципы построения системы качества образования, приведены структурные элементы системы контроля качества образования, реализуемые в четвертом факультете повышения квалификации, в частности, контроль знаний слушателей при зачислении, контроль знаний, умений и навыков слушателей по итогам изучения конкретной дисциплины - уголовного права, уголовного процесса, криминалистики, итоговая аттестация (защита выпускной работы (реферата), экзамен в форме тестирования). В статье показано взаимодействие практических работников и профессорско-преподавательского состава как форма, повышающая качество учебного процесса. Авторами уделено внимание единству систем обучения и воспитания на примере четвертого факультета повышения квалификации Института повышения квалификации. В данном исследовании отражено развитие патриотического воспитания сотрудников Следственного комитета в рамках их обучения и повышения квалификации по различным программам, влияние такого воспитания на развитие у сотрудников морально-нравственных качеств при осуществлении своей профессиональной деятельности, а именно расследовании преступлений. Сделан вывод о выполнении задачи по организации повышения квалификации следователей Следственного комитета Российской Федерации в Приволжском федеральном округе. Так, в четвертом факультете повышения квалификации обеспечивается не только бучение слушателей, но формируется прочный научный фундамент, благодаря привлечению слушателей к написанию в период обучения научных работ - рефератов, докладов и участию их в научных форумах, проводимых четвертым факультетом.

ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА ПРАВА

151-161 22
Аннотация
В статье рассматриваются вопросы становления и развития в России такого процессуального института, как предварительное следствие. В связи с выдвигаемыми в последнее время предложениями по реформированию следствия особое значение приобретает ретроспективный взгляд на формирование следственных органов, зарождение института судебных следователей, особенности их процессуального положения, полномочий, организации взаимодействия с органами прокуратуры и полиции. Не вызывает сомнения, что исторические исследования возникновения и формирования какого-либо правового института помогают лучше понять его предназначение, место в правовой системе, эффективность функционирования. Начало новой эры в уголовном процессе России было положено реформами 1860-1864 гг., основные завоевания которых отражены в Уставе уголовного судопроизводства. Анализ его норм позволяет констатировать, что в России устанавливался смешанный тип уголовного процесса с преобладанием следственно-розыскных признаков на предварительном следствии и состязательных - на судебной стадии. В статье подробно анализируются содержащиеся в подписанных Александром II 8 июня 1860 г. Учреждении судебных следователей и Наказе судебным следователям процессуальные полномочия судебного следователя. Подчеркивается, что несмотря на то, что в деятельности следователя усматривался обвинительный уклон, следователь был обязан с полным беспристрастием выяснять как обстоятельства, уличающие обвиняемого, так и обстоятельства, его оправдывающие; целью его деятельности определялось установление материальной истины относительно совершенного деяния. В 1894 г. была создана специальная комиссия, призванная обобщить опыт организации и результатов предварительного следствия, выявить имеющиеся недостатки и выработать предложения по его совершенствованию. Было установлено, что предполагаемая самостоятельность и процессуальная независимость судебных следователей фактически не была достигнута, качество следствия зачастую не отвечало предъявляемым требованиям, наблюдались длительные сроки следствия, что во многом объяснялось существенной нагрузкой на следователя (одновременно в его производстве обычно находилось 20-40 дел). В результате предпринятой попытки исторического анализа результатов проведенной реформы следствия в России в середине XIX в. и предложений о возврате к институту судебных следователей в наше время автор отмечает, что при реформировании следствия необходимо исходить из существующей финансовой обстановки в государстве, кадрового состава следственного и судебного корпуса, национальных традиций, менталитета, уровня правосознания населения и сотрудников правоохранительных органов. По мнению автора, совершенствование организации и производства предварительного следствия должно осуществляться путем решения законодательных проблем, укрепления материальной базы следственных органов, всесторонней работы по повышению престижности и значимости должности следователя, развития в нем чувства достоинства, уважения к профессии и уважения себя в профессии, воспитания сопричастности с теми, кто стоял у истоков следствия в России. А для этого надо всемерно укреплять созданный в 2011 г. специализированный следственный орган - Следственный комитет Российской Федерации, принципиально новое ведомство, которое подчинено непосредственно главе государства. После майорских следственных канцелярий XVIII в. в России вновь созданы специализированные самостоятельные следственные органы, которые в известной степени несут черты национальной исторической традиции.

ИМЯ В НАУКЕ

162-168 25
Аннотация
В статье раскрываются биографические вехи советского и российского ученого-юриста, заслуженного деятеля науки Российской Федерации, доктора юридических наук, профессора Николая Сергеевича Алексеева. На жизнь ученого, родившегося в 1914 г., наложили отпечаток Первая мировая война, Октябрьская революция и Гражданская война. Получив рабочий стаж на заводе, он поступил в Ленинградский юридический институт, по окончании которого работал следователем прокуратуры. Был призван в армию накануне Отечественной войны, которую встретил в должности политрука в полку войск НКВД. Уже в июле 1941 г. он был ранен и тяжело контужен, а после излечения откомандирован в военную прокуратуру. Н.С. Алексеев находился на многих фронтах, в том числе в блокадном Ленинграде. Закончил войну в должности военного прокурора отдельной железнодорожной бригады. С 1947 г. и до конца своей жизни Н.С. Алексеев преподавал на юридическом факультете Ленинградского государственного университета имени А.А. Жданова. При этом он около 40 лет возглавлял кафедру уголовного процесса и криминалистики, неоднократно избирался деканом факультета. Николай Сергеевич был ученым широкого научного кругозора. Его творческие интересы не ограничивались какой-то одной узкой темой или каким-то одним направлением исследований. В орбиту его многогранной научной деятельности входили самые разнообразные и очень актуальные проблемы уголовного права, криминологии, уголовного процесса и криминалистики. Профессор читал лекции по уголовному праву и процессу в немецких вузах, причем на безукоризненном немецком языке. В 1959 году Германская академия государственных и правовых наук имени Вальтера Ульбрихта присвоила ему степень почетного доктора наук. Отдельной темой серьезного научного интереса Н.С. Алексеева являлась тема уголовной ответственности нацистских преступников. Н. С. Алексеев принимал активное участие в написании и редактировании учебников по уголовному процессу и криминалистике, комментариев к уголовно-процессуальному законодательству. Его доклады звучали на многих международных научных форумах, как в Советском Союзе, так и далеко за его пределами (в Великобритании, ФРГ, Польше, Финляндии и в других странах). Заслуги Николая Сергеевича были высоко оценены советским государством. Он кавалер ряда высоких боевых наград, имеет иностранную награду, удостоен звания заслуженного деятеля науки РСФСР, трижды лауреат премии Ленинградского государственного университета имени А.А. Жданова за лучшую научную работу.
169-180 15
Аннотация
Статья посвящена 60-летию известного практика и ученого - профессора Александра Вячеславовича Федорова. В ней приводятся краткие сведения о юбиляре, данные об основных направлениях его научных исследований и опубликованных им работах, делается вывод о формировании им межотраслевой научной школы борьбы с преступностью. На примере научной и практической деятельности А.В. Федорова показано, что именно практика определяет потребность в проведении соответствующих правовых исследований, так как юридическая наука не может быть оторвана от реалий бытия, а производна от них, обеспечивая решение практических задач. В свою очередь, юридическая практика, во-первых, во многом основывается на результатах предшествующей научной деятельности, а во-вторых, в конечном итоге направлена на решение практических задач. Рассматриваются обусловленные потребностями практики исследования А.В. Федорова по вопросам выработки единых подходов к решению вопросов привлечения к уголовной ответственности лиц, обладающих неприкосновенностью, чтобы обеспечить должную реализацию гарантий неприкосновенности, а также создать и на основе закона реализовывать процедуры ограничения неприкосновенности в целях обеспечения неотвратимости ответственности обладающих неприкосновенностью лиц при совершении ими преступлений. Приводятся данные об изучении А.В. Федоровым зарубежного опыта и о его научных работах по вопросам уголовной ответственности юридических лиц за рубежом и перспективам введения такой ответственности в России. Акцентировано внимание на работах этого автора по вопросам правовой политики, в которых рассмотрены многие положения уголовно-правовой антинаркотической политики как составляющей государственно-правовой антинаркотической политики Российской Федерации; сформулированы общие положения теории российской уголовно-правовой антинаркотической политики; изучено современное состояние уголовно-правовой антинаркотической политики, выявлены и проанализированы отдельные тенденции ее развития, в том числе обусловленные влиянием международных антинаркотических договоров, участницей которых является Российская Федерация. Обращено внимание на положения исследований А.В. Федорова, отражающих социальную (включая экономическую) обусловленность криминализации тех или иных деяний, пределов ответственности за их совершение и оснований освобождения от такой ответственности.


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1729-5920 (Print)