Preview

Lex russica (Русский закон)

Расширенный поиск
№ 12 (2016)

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ОТРАСЛЕЙ ПРАВА

9-19 19
Аннотация
Законодательство о предпринимательстве на федеральном уровне составляет колоссальный массив законов, регулирующих предпринимательско-правовые отношения. Автором раскрываются категория «закон» и содержание закона как особого источника права в экономике. Дается обзор мнений о месте закона в системе источников советского хозяйственного права и современного предпринимательского права. Разделяются понятия «законодательство» и «источник права», последнее из которых является родовым, включающим в себя все виды источников правового регулирования предпринимательства на современном этапе. Определяется, что нормотворческая компетенция по предпринимательскому законодательству сосредоточена в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов, отражает конституционные начала и региональную специфику регулирования предпринимательско-правовых отношений с учетом географических, демографических, исторических и иных особенностей субъектов Федерации. Раскрывается существующая система законов федерального и регионального уровней, к числу которых относятся: Конституция РФ, законы РФ о поправке в Конституцию РФ, федеральные конституционные законы, федеральные законы, конституции (уставы) субъектов РФ и законы субъектов РФ. Для удобства понимания системы предпринимательского законодательства предлагается выделять кодифицированные и некодифицированные законы. Последние условно делятся на регулирующие (устанавливающие): правовое положение отдельных субъектов права; предпринимательскую (хозяйственную) деятельность в целом и гарантии ее осуществления; конкретный вид экономической деятельности (в определенной сфере); субъекты права и их экономическую деятельность; режим объектов экономической деятельности и предпринимательско-правовые обязательства. Автором обращается внимание на соотношение институтов, подотраслей и отраслей предпринимательского права. Критикуются встречающиеся в отечественном правоведении предложения о формировании самостоятельных отраслей права на базе нормативного массива, регулирующего одноименные виды деятельности (банковскую, страховую, транспортную, биржевую и т. д.) ввиду отсутствия общей части (общих положений и принципов) у таких отраслей права. В заключение автором предлагается вернуться к идеям кодификации федерального законодательства о предпринимательской деятельности, а именно принятия Предпринимательского кодекса России.
20-31 18
Аннотация
В статье поднимается вопрос о современной роли методологии в уголовном праве и уголовно-правовых исследованиях. Раскрываются сущность методологии в уголовном праве и ее значение, исследовательские подходы к определению методологии и ее современному состоянию. Автором особое внимание уделено материалистической диалектике и формально-догматическому методу познания, их специфике и проявлению в уголовном праве. Плюрализм в методологии уголовного права не способствует его развитию. Сложившаяся в настоящее время ситуация в рамках методологии уголовного права свидетельствует о противоречии между новыми фактическими данными правоприменительной практики по вопросам применения уголовного законодательства и старыми способами их объяснения. Эти противоречия могут привести к отрыву существующей в уголовном законе юридической абстракции от конкретной правовой действительности, а также к накоплению лишь определенной суммы знаний о конкретном уголовно-правовом явлении на эмпирическом уровне. Констатируется, что методологию уголовного права следует определять как систему принципов и способов организации, построения и осуществления теоретико-познавательной юридической деятельности в области исследования преступления и наказания. Методологию уголовного права не следует отождествлять сегодня только с формально-догматическим методом познания и брать его за основу научных исследований. Ядром методологии уголовного права является единство взаимопревращения диалектики, гносеологии и юридической догматики. Методология современной уголовно-правовой науки представляет собой сложное и многоплановое образование, которым охватываются: проблемы структуры научного знания в уголовном праве и научных теорий (конструкций); законы возникновения, функционирования и изменения научных правовых теорий и доктрин в уголовном праве; понятийный каркас уголовного права; структура и операционный состав методов исследования, применяемых в уголовном праве; анализ языка уголовного права. В будущем методологические основы уголовного права должны быть связаны с возможностью и познавательной перспективностью сочетания ряда методологических подходов к познанию преступления и наказания или их компонентов.
32-40 18
Аннотация
В статье анализируются основные аргументы противников введения уголовной ответственности юридических лиц. Рассматриваются вопросы ее социальной обусловленности и международных обязательств России в данной сфере. Затрагиваются исторические предпосылки введения уголовной ответственности юридических лиц в нашей стране. Исследованы концептуальные возможности установления уголовной ответственности юридических лиц, ее соответствие принципам уголовного права России, соотношение с административной ответственностью. Анализируется возможность совершения юридическим лицом преступления, соотношение уголовной ответственности юридического лица и физического лица, вопросы системы наказаний для юридических лиц, возможности использования зарубежного опыта в данной сфере. Изучается возможность интеграции норм об уголовной ответственности юридических лиц в действующий УК РФ. Делается вывод о принципиальной опровержимости аргументов противников уголовной ответственности юридических лиц. Приводятся доводы за ее введение и обосновывается объективная необходимость ее установления в российском уголовном законодательстве в силу разнообразных факторов. Отмечается, что положительные последствия ее установления способны перекрыть все потенциальные проблемы.

ЗАОЧНЫЙ КРУГЛЫЙ СТОЛ «НОВЫЙ УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РОССИИ: КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ И ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ»

41-55 18
Аннотация
Рассматриваются общая характеристика языка уголовного закона и основные методологические подходы к разработке теоретической модели языковой формы нового УК РФ. Исходя из естественно-языкового подхода, автор полагает, что язык уголовного закона представляет собой систему лексических и грамматических средств выражения содержания нормативных правовых предписаний уголовного закона (уголовно-правовых предписаний). Онтологический статус языка уголовного закона предопределяется его принадлежностью к естественному (для УК РФ - русскому) языку и жанровой адаптированностью к сфере уголовно-правового регулирования. Доказывается, что языку уголовного закона должны быть присущи две основные характеристики - точность и ясность. Точность определяется как максимально полное соответствие между законодательной мыслью (законодательной волей) и выражением этой мысли (воли) в формулировках закона; ясность означает определенность, отчетливость выражения законодательной мысли (законодательной воли) в формулировках закона. Аргументируется, что язык уголовного закона является специализированным языком, рассчитанным в основном на специалистов-юристов, а гражданам, которым адресованы уголовно-право вые запреты, достаточно иметь общее представление о том, что под угрозой наказания нельзя совершать то, что в Особенной части УК поименовано как преступление. Однако данное суждение не следует считать абсолютным, так как в систему отечественного уголовного права включен ряд управомочивающих норм, наделяющих человека правом на причинение вреда при соблюдении установленных уголовным законом условий, в связи с чем эти условия должны быть прописаны естественным, общедоступным языком, понятным их основным адресатам - «обычным людям», без использования неизвестных, малоизвестных, узкоспециальных уголовно-правовых терминов. Предложены основные методологические подходы к разработке теоретической модели языковой формы нового УК РФ, базирующиеся как на собственно юридических методах (сравнительно-правовой и историко-правовой), так и методах, присущих лингвистике (лингвистического описания, контекстуального анализа, интерпретативного метода).

МЕЖДУНАРОДНОЕ ЧАСТНОЕ ПРАВО

56-67 21
Аннотация
В статье исследуется институт общественного достояния: основы его содержания и регулирования в международном авторском праве, а также имплементация в национальное право государств - участников универсальных международных соглашений в сфере авторского права. Идентифицированы общие черты закрепления института общественного достояния в национальном авторском праве государств, сформировавшиеся под воздействием процесса гармонизации права: определение условий перехода произведения в общественное достояние и пределов использования такого произведения на основании коллизионной привязки «закон государства охраны произведения» (lex loci protectionis), закрепление в качестве правовой основы перехода произведения в общественное достояние критерия окончания действия именно исключительных прав; правовое осознание общественного достояния как элемента культуры общества, который должен быть доступен каждому. Для глубокого исследования вопроса институт общественного достояния в авторском праве более детально рассмотрен на примере правопорядков США, Франции и России. Отмечены проблемы, характеризующие действие института общественного достояния в современных трансграничных отношениях, обусловленные неодинаковым уровнем экономического и культурного развития государств и территориальностью международного авторского права: разное понимание объектного состава общественного достояния, разные подходы к определению момента перехода произведения в общественное состояние, непроработанность вопросов о режиме общественного достояния и санкциях за его нарушение, практически полный отказ от экстерриториальности действия норм института общественного достояния. Как результат исследования сформулированы предложения по совершенствованию правового регулирования общественного достояния в Российской Федерации. Для авторов, желающих передать свое произведение в общественное достояние, предложено установить юридические основы порядка; предложено установить правила выбора применимого права при определении обладателя переданных по трансграничному договору и восстановленных после перехода в общественное достояние исключительных прав на основе коллизионной привязки «закон страны происхождения произведения» (lex origin); предложено уточнить права авторов производных от ранее находившихся в общественном достоянии и позже восстановленных в охране произведений.

СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА

68-78 15
Аннотация
Статья посвящено массовому, но еще не изученному социально-правовому явлению - оставлению отзывов о деятельности органов власти и их должностных лиц. Основные освещаемые вопросы: проблема использования термина «отзыв» в юриспруденции; практика оставления отзывов в сети Интернет, правовое закрепление отзывов о деятельности органов власти; вопрос признания отзывов разновидностью обращений граждан; проблема распространения на отзывы законодательства об обращениях; проблема эффективной обработки и учета информации, поступающей из отзывов. Основные результаты и предложения: 1) сформулировано понятие отзыва как соответствующего определенной форме обращения гражданина, содержащего оценку деятельности органов государственной власти или местного самоуправления, а также их должностных лиц; 2) проанализированы доступные гражданам способы оставления отзывов: посредством государственных интернет-порталов «Ваш контроль» и «Госуслуги» с использованием электронных терминалов в помещениях органов власти и многофункциональных центров, а также по телефону; 3) проанализированы нормативное регулирование и практика реализации каждого из способов оставления отзывов; 4) на основе анализа признаков обращений граждан как родовой категории доказано, что отзывы являются особой их разновидностью, отличаются своим назначением (оценка деятельности органа власти) и не влекут обязательного направления ответов на них; 5) сформулированы преимущества отзыва как формы обратной связи по сравнению с традиционными обращениями (предложениями, заявлениями и жалобами); 6) на основе анализа имеющихся правовых актов об отзывах сделан вывод о недостаточности подзаконного регулирования института отзыва, который является формой реализации конституционного права на обращение и права на управление делами государства (ст. 32 и 33 Конституции РФ); 7) сформулированы положения проекта федерального закона «Об оценке деятельности органов государственной власти и местного самоуправления» в части регулирования института отзыва и его разграничения с иными видами обращений граждан.

В ФОКУСЕ МНЕНИЙ

79-94 23
Аннотация
Обсуждение смертной казни только как юридической категории не приводит к правильному пониманию ее феномена и влечет нескончаемую на протяжении столетий дискуссию о допустимости/недопустимости использования данного вида уголовного наказания. Вопрос о применении смертной казни должен рассматриваться с позиции интересов государственного суверенитета, характеризующегося не только независимостью государства на международной арене, но и его верховенством внутри страны. Верховенство, в свою очередь, обеспечивается монополией государства на применение легитимного насилия, разновидностью которого выступает уголовное наказание как специфическое средство борьбы с преступностью. Соответственно, в случае отказа от применения смертной казни из диапазона уголовно-правового воздействия изымается самая жесткая и самая серьезная по социально-правовым последствиям для индивида мера государственного принуждения, в связи с чем политическая организация больше не обладает «монополией на насилие» в обществе и не может считаться полностью суверенной. Такой подход к пониманию природы смертной казни согласуется и с широко распространенным в социологии пониманием самого государства как «монополии на насилие», в рамках которого легитимное использование насилия признается только за государством. Подтверждается он и исследованиями французского философа Мишеля Фуко, в которых автор, анализируя механизм публичной казни, приходит к выводам о том, что публичная казнь выступает не столько актом правосудия, сколько демонстрацией силы и абсолютной суверенной власти. При таком понимании природы смертной казни последние правовые подходы, выработанные Конституционным Судом РФ при рассмотрении споров с «международно-правовым» элементом, в которых суд рекомендует учитывать нормы Конституции РФ, закрепляющие суверенитет России, верховенство и высшую юридическую силу Конституции РФ в российской правовой системе, создают реальные предпосылки к применению смертной казни. В этой связи в работе по-новому дается оценка таким ставшим уже традиционным аргументам противников смертной казни, как: 1) смертная казнь есть дикость, варварство, анахронизм; она противоречит идеям прогресса и цивилизованности; только Всевышний вправе забрать жизнь, ибо именно Он ее человеку дает; этого не вправе делать государство, а значит, смертная казнь глубоко безнравственна; 3) смертная казнь как вид уголовного наказания имеет крайне низкое превентивное значение, поэтому она не нужна.
95-105 16
Аннотация
В статье дается обзор взглядов русских криминалистов XIX в. по одной из сложнейших и острых проблем уголовного права - возможности и допустимости применения смертной казни как вида уголовного наказания. Надо сказать, сколько существует смертная казнь как вид наказания, столько времени и идут дискуссии о ее допустимости и целесообразности, причем спорят не только юристы - в обсуждении проблемы активное участие принимают философы, психологи, социологи, теологи, публицисты, специалисты других отраслей науки. На протяжении всего этого времени не меняются и позиции (скорее, некоторые авторы меняют свою точку зрения), располагающиеся на диаметрально противоположных точках континиуума: одни полагают возможным (допустимым) существование данного вида наказания; другие, наоборот, считают смертную казнь ничем не оправданной мерой (более того, приносящей больше вреда, чем пользы). Авторами показаны позиции ученых, отрицавших целесообразность данной уголовно-правовой меры. В частности, представлены точки зрения известных специалистов - П. Д. Калмыкова, В. Д. Спасовича, А. Ф. Кистяковского и Н. Д. Сергеевского. Особое внимание уделено наследию последних двух авторов, поскольку они исследовали проблему специально. Причем А. Ф. Кистяковский сделал это раньше Н. Д. Сергеевского, поэтому последний анализирует и его доводы, считая, что ученый в некоторой степени оказался недостаточно убедительным, выступая против смертной казни.
106-112 20
Аннотация
Предметом исследования в данной статье выступает эволюция института смертной казни в РСФСР и СССР в период с 1917 г. по 1926 г. Дается подробный анализ актов революционного правотворчества, Руководящих начал по уголовному праву РСФСР 1919 г., УК РСФСР 1922 г., УК РСФСР 1926 г., устанавливавших или отменявших смертную казнь в исследуемый период. Также в статье анализируются причины введения или отмены смертной казни в первые годы советской власти, что позволило выявить закономерности в изменении понимания роли смертной казни при трансформации целей и задач государственной политики.

ПРАВО ЗА РУБЕЖОМ

113-124 21
Аннотация
В статье кратко проанализирована система Особенной части Уголовного кодекса Княжества Лихтенштейн 1987 г., рассмотрены ее основные черты. В работе подчеркивается, что система Особенной части УК Лихтенштейна, как и большинства современных УК, построена исходя из определенной последовательности объектов уголовно-правовой охраны: вначале изложены составы о преступлениях против личности, затем против общества и, наконец, против государства. Данный подход отражает уголовно-правовую идеологию, рассматривающую личность в качестве основной и наиболее значимой ценности. В статье излагаются вопросы, связанные с уголовной ответственностью по УК Княжества Лихтенштейн за преступления против личности. Проанализированы преступления против жизни и здоровья, против будущей жизни, против свободы, против чести и против неприкосновенности частной жизни. Выявлены ключевые особенности, которые характерны для соответствующих уголовно-правовых институтов Лихтенштейна. Приведены актуальные официальные статистические данные. В необходимых случаях произведено сопоставление с российским законодательством. Показано, что УК Лихтенштейна разграничивает «тяжкое убийство» и «убийство» и его разновидности. При этом первый состав de facto является основным, а последующие - привилегированными. Поскольку тяжкое убийство предполагает санкцию вплоть до пожизненного лишения свободы, законодатель не счел необходимым выделять дополнительные составы квалифицированных убийств. Авторы обращают внимание на то, что в Лихтенштейне предусмотрена не трех-, а четырехзвенная система степеней тяжести вреда здоровью, что направлено на дифференциацию ответственности за преступления против здоровья. Показано, что в уголовном праве этой страны предусмотрен достаточно широкий круг преступных деяний, не известных российскому УК. Во многом это связано со спецификой правового мышления разработчиков Уголовного кодекса в соседней Австрии, из которой они были реципированы и перенесены на лихтенштейнскую почву. Обосновано, что нормы Уголовного кодекса Лихтенштейна, предусматривающие ответственность за преступления против личности, могут быть использованы российским законодателем при проведении дальнейших реформ, а также могут быть приняты во внимание в отечественной уголовно-правовой науке.
125-132 34
Аннотация
Подобно тому, как Вселенная была создана Большим взрывом и продолжает расширяться, так и отмывание денег с момента появления этого понятия расширяется беспрерывно. В Испании были приняты основные законы 5/2010,1/2015 и 2/2015, где законодатели предусмотрели три дополнительных поправки к уже длинному списку изменений мероприятий по борьбе с отмыванием денег, которые подрывают правовые основы и рассмотрение уголовного права как ultima ration. Основной закон 1/30 от марта 2015 года, хотя и направлен на устранение мелких правонарушений, используя оруэлловский новояз, он фактически превращает большинство из них в мелкие правонарушения в Испании и расширяет предыдущие факты отмывания денег. Основной закон 2/2015, также от 30 марта, вводит новую форму отмывания денег в статье 576 испанского Уголовного кодекса, отмывание денег в целях террористической деятельности, искажающего охраняемые законом интересы путем криминализации отмывания денег, так как не требуется, чтобы товары, используемые для терроризма имели незаконное происхождение. Нельзя смешивать финансирование терроризма и отмыванием денег и распространять на отмывание денег мероприятия, направленные на усиление защиты по предотвращению терроризма. Борьба с терроризмом не может быть поводом к абсолютному управлению всеми граждан и уничтожать гарантии верховенства закона. Расширение наказания за отмывание денег происходит по всему миру. В Китае также предусмотрено наказание за отмывание денег путем наркопреступлений, организованные преступные синдикаты или контрабанду в 1997 году, за терроризм в 2001 году, коррупцию, взяточничество и нарушения порядка финансового управления и финансового мошенничества в 2006 году. Как долго будет наш Уголовный кодекс ждать, чтобы ввести наказание за отмывание денег через простые административные правонарушения или гражданские правонарушения? Как права человека, так и принципы права и пропорциональности "запрещают криминализацию, через потворстыо терроризму, в нормальном демократическом обществе, так как государство не может превалировать над законом."
133-140 16
Аннотация
В статье рассмотрена проблема правовой регламентации правонарушений в сфере экологии в новом уголовном законодательстве Республики Казахстан, принятом 3 июля 2014 г. С критических позиций анализируются глава «Экологические уголовные правонарушения», расширение сферы уголовной ответственности, конструкция отдельных уголовно-правовых статей УК, а также нормативное постановление Верховного Суда Республики по делам об экологических преступлениях. Также рассмотрена проблема криминализации и пенализации неосторожных деяний в сфере экологии, установления субъективной стороны правонарушений, в которых форма вины не указана, учета разной социально-политической сущности умышленных и неосторожных преступлений при конструировании статей, обоснована необходимость точной регламентации оценочных признаков в уголовном законе. С учетом теоретических положений науки уголовного права, Концепции правовой политики в Республике на период с 2010 до 2020 г., законотворческого и правоприменительного опыта прошлых лет формулируются выводы и предложения по дальнейшему совершенствованию указанной группы общественно опасных деяний в УК и судебной практики.

НАУЧНОЕ СООБЩЕНИЕ

141-147 16
Аннотация
В статье рассматриваются правовые основы и содержание воспитательной работы с молодыми специалистами в органах прокуратуры. Автором обобщены правовые источники, регулирующие вопросы воспитательной работы с молодыми специалистами, определены ее сущность и направления, а также предложены меры по ее совершенствованию. В результате проведенного анализа установлено, что сущность воспитательной работы с молодыми специалистами и ее направления обусловлены многофункциональностью прокуратуры, спецификой государственной службы в прокуратуре, выражающейся в особых требованиях к прокурорским работникам, потребностью их закрепления на службе, а также ускоренного и полного приобретения ими профессиональных знаний, навыков и морально-волевых качеств. Систематизированы источники нормативного регулирования процесса воспитательной работы с молодыми специалистами в системе прокуратуры, также предложено нормативно закрепить понятие молодого специалиста органов и организаций прокуратуры приказом Генерального прокурора РФ или Федеральным законом «О прокуратуре Российской Федерации». Определены особенности воспитательной работы в системе прокуратуры с молодыми специалистами. Сделан вывод о необходимости нормативного закрепления критериев эффективности этой работы на ведомственном уровне. Подчеркнуто, что приоритетным направлением воспитательной работы с молодыми специалистами является профилактика коррупционных и иных правонарушений.

ДИСКУССИОННАЯ ТРИБУНА / PRO ET CONTRA

148-166 18
Аннотация
В статье рассматриваются спорные вопросы определения предмета преступления вообще и наркопреступления в частности, соотношение объекта и предмета преступления. Раскрываются сложившиеся в теории уголовного права позиции по этому вопросу, дается их критический анализ. Особое внимание уделяется исследованию предмета незаконного оборота наркотиков и иных средств и веществ, указанных в УК РФ, в том числе новых потенциально опасных психоактивных веществ, которые также являются признаком состава наркопреступлений. Раскрывается содержание их медицинских, социальных, физических и юридических свойств. Автор считает, что отказываться от сложившегося подхода к признанию соответствующих аналогов предметом рассматриваемых деяний, как предлагают некоторые криминалисты, в деле борьбы с современной постоянно мимикрирующей наркопреступностью было бы неразумно. В то же время подчеркивает, что в настоящее время институт аналогов наркотических средств и психотропных веществ практически «мертв», в судебной практике подобные дела, за редким исключением, не встречаются; чтобы реанимировать данный институт, необходимы не только уточнение понятия, но и детальная регламентация механизма его реализации в целом ряде нормативных правовых актов. Дана характеристика растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества (наркосодержащие растения). Автор приходит к выводу, что в нормативных правовых актах необоснованно ограничен круг указанного предмета преступления только растениями и предлагает включить в него грибы как особый класс живых организмов, сочетающих признаки растений и животных. Рассмотрены признаки прекурсоров. Раскрыты признаки инструментов и оборудования, используемых для изготовления наркотических средств или психотропных веществ.

ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА

167-183 56
Аннотация
В статье дан анализ отношения власти и общества в России к порнографии почти за вековой период - с 1917 г. по настоящее время. Исследованы нормативные акты РСФСР и СССР, которые устанавливали запреты в сфере обращения порнографических материалов и предметов: декреты Советской власти от 24 ноября 1917 г. «О суде» и от 7 марта 1918 г. № 2 «О суде»; от 18 (31) декабря 1917 г. «О гражданском браке, о детях и о ведении книг актов состояния»; от 16 (29) декабря 1917 г. «О расторжении брака»; Саратовского губернского Совета народных комиссаров «Об отмене частного владения женщинами»; Владимирского совдепа от 1 января 1918 г. «О раскрепощении женщин». Отмечено безразличное отношение советской власти к распространению порнографии в стране и культивирование порнографии обществом. Рассмотрены теории сексуальной революции, распространенные в советской России в первой четверти ХХ в.: «стакана воды» и «крылатого Эроса». Освещен момент создания в середине 20-х гг. прошлого века «половой платформы» революционного пролетариата в виде «Двенадцати половых заповедей» и установления контроля правящей партии над половой жизнью. Проведен анализ уголовного законодательства 1922, 1926, 1960 и 1996 гг., а также Международной конвенции «О пресечении обращения порнографических изданий и торговли ими» 1923 г. и принятого после нее постановления ЦИК СНК СССР «Об ответственности за изготовление, хранение и рекламирование порнографических изданий, изображений или торговлю ими», на основании которого УК РСФСР 1926 г. был дополнен нормой, предусматривающей ответственность за изготовление, распространение и рекламирование порнографических сочинений, печатных изданий, изображений и иных предметов, а также торговлю ими и хранение с целью продажи или их распространения. С принятием УК РСФСР 1960 г. наказание за данные деяния было снижено. При этом диспозиция статьи, в которой была установлена ответственность за оборот порнографии, оставалась неизменной до принятия УК РФ.
184-192 23
Аннотация
Статья посвящена анализу положений валлийского Закона Хауэла Доброго, связанных с уголовно-правовым регулированием. Закон оставался основным источником права в Уэльсе вплоть до завоевания княжества английским королем Эдуардом I и введения в 1284 г. Хритланского статута. Создание Закона приписывается валлийскому королю Хауэлу Доброму (X в.), хотя самые ранние из сохранившихся рукописей Закона датируются XIII в. Особое внимание уделяется содержанию третьей части Закона - «Книги для судей», своеобразного пособия, знание которого являлось обязательным для отправления обязанностей судьи. Наличие этой части отличает Закон Хауэла Доброго от современных ему средневековых сводов. «Книга для судей», являющаяся сводом норм уголовного и процессуального права, состоит из подразделов, посвященных убийствам, кражам, пожарам, компенсациям за ущерб, нанесенный имуществу, вред здоровью. Основная часть текста «Книги для судей» посвящена порядку выплаты разного рода компенсаций и штрафов, сопряженных с совершением преступления. Автор особо отмечает роль клана в валлийском обществе: все штрафы и компенсационные выплаты возлагались на плечи преступника и его родственников. Важнейшим вопросом, затрагиваемым в статье, является процесс доказывания совершения преступления обвиняемым. Автор обращает внимание на процесс в заклич и процедуру свода до третьего лица, направленную на отыскание недобросовестного приобретателя имущества, признаваемого краденым. Интересно, что подобная норма встречается в Русской правде и шведском Вестгёталаге. Автор приходит к выводу о превалировании компенсационных выплат за причинение вреда над наказаниями в валлийском праве, объясняя это относительной слабостью государственной власти, с одной стороны, и устойчивостью правовой традиции - с другой, ибо даже усиление власти валлийских принцев в XII-XIII вв. не привело к значительным изменениям норм.

НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ

193-258 18
Аннотация
22-23, 27 апреля в Университете имени О.Е. Кутафина (МГЮА) состоялась Всероссийская научно-практическая конференция «Нравственность и право: этико-философское осмысление и практика сближения». Она была инициирована, организована и проведена руководителем философско-правового клуба «Нравственное измерение права», доктором философских наук, профессором кафедры философских и социальноэкономических дисциплин В. М. Артемовым. Активное участие в ее работе приняли Московско-Петербургский философский клуб во главе с научным руководителем Института философии РАН, академиком РАН, доктором философских наук, профессором А. А. Гусейновым, кафедра этики философского факультета МГУ имени М.В.Ломоносова, возглавляемая доктором философских наук, профессором А. В. Разиным, а также многие представители научно-образовательных центров России (НИУ «Высшая школа экономики», ИНИОН, ГУУ, РУДН, Санкт-Петербургский аграрный университет, филиал Университета машиностроения в г. Подольске и др.). Приветствовал участников конференции проректор по научной работе, доктор юридических наук, профессор В. Н. Синюков. Проблемы усиления нравственности в праве активно обсуждали и представители ведущих университетских кафедр - конституционного и муниципального права, истории государства и права, теории государства и права, адвокатуры и нотариата, предпринимательского права, уголовного права, криминалистики и др.


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1729-5920 (Print)