Preview

Lex russica (Русский закон)

Расширенный поиск
№ 12 (2018)

СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА / NOVUS LEX

9-17 53
Аннотация
В статье анализируются две формы так называемых новых, или нетипичных, трудовых отношений, в которых со стороны работодателя выступает сразу несколько юридических или физических лиц. В зарубежной практике эти формы принято называть employee sharing (совместное использование труда работника). Совместное использование труда работников может носить постоянный (стратегический) или разовый характер. Стратегическое совместное использование труда работников, при котором работодатели создают единую структуру, координирующую их взаимодействие при поручении выполнения трудовой функции работников, может приносить пользу как работникам, так и работодателям. Работодатели, не нуждающиеся в найме работника на условиях полного рабочего времени и не имеющие возможности точно предсказать, в течение какого именно времени им будет необходим труд этого работника, могут разделить использование его труда, снижая риски оплаты простоя. Работники, с другой стороны, снижают неустойчивость своей занятости, поскольку им предлагаются более стабильные условия труда и большая загруженность, чем если бы они имели дело с такими работодателями по отдельности. Кроме того, в случае, когда они работают для координируемой группы работодателей, снимается риск, существующий при работе по внешнему совместительству, когда задания нескольких работодателей необходимо выполнять в одно и то же время. Легализация этой формы занятости подразумевает необходимость закрепления в законе ряда аспектов, касающихся таких правоотношений: установление минимальной и максимальной суммарной продолжительности рабочего времени, очередность поручения работы, распределение ответственности и обязанностей в отношении заработной платы, социального страхования и т.д. Разовое совместное поручение работы или прикомандирование может быть выгодно работникам и работодателям по сходным причинам. При легализации данной формы необходимо ограничить максимальное время прикомандирования работников, чтобы избежать превращения данной схемы в фактическое использование заемного труда. Кроме того, необходимо установление правовых гарантий для работников, аналогичных тем, что предоставляются им при заключении договоров о предоставлении труда работников (персонала). Введение этих форм занятости в законодательство, наряду с уже легализованными договорами о предоставлении труда работников (персонала), позволяет поставить вопрос о существовании нового субъекта трудового права - коллективного работодателя.

СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ / COMPARATIVE STUDIES

109-118 29
Аннотация
В 2013 г. Китай изменил Закон о компаниях, и эти изменения создали новую систему классификации капитала, непохожую на систему уставного капитала в Германии или акционерного капитала в англо-американских странах. Ученые в Китае спорят об отнесении нового типа капитала к одной из трех традиционных систем капитала, а именно к системе уставного капитала, разрешенного к выпуску акционерного капитала и смешанной системе капитала. Некоторые ученые утверждают, что новый китайский капитал по-прежнему является уставным капиталом, а некоторые утверждают, что это смешанный капитал. Однако подобные утверждения бесполезны, вдобавок в них используется неправильный логический подход. Ученые изменяют традиционное определение систем капитала, чтобы подогнать понятие нового китайского капитала к той системе, которая им кажется более подходящей. Понимание капитала в китайском Законе о компаниях действительно является новым, он не принадлежит ни к одному из типов систем капитала. Категория системы капитала - это индуктивное следствие, которое является лишь описанием типового законодательства современных развитых стран, а не дедуктивным, основанным на замкнутом логическом цикле. Таким образом, нет никакой логической причины классифицировать новый китайский капитал как один из известных типов. Более важная научная дилемма заключается в том, что такие споры не имеют теоретического или практического значения. Категория системы капитала находится в самом конце корпоративной теории, и ни одна теория или институт не базируются на ней. Это только вывод из теоретического анализа, без каких-либо рассуждений или дальнейших умозаключений. Кроме того, этот спор не имеет никакого отношения к юридической практике. Управление, регистрация компаний, даже разрешение корпоративных споров, никогда не рассматривались и никогда не будут рассматриваться с позиции категории системы капитала, предлагаемой Законом о компаниях. Признание новации законодательства прагматично, а борьба с этой теоретической проблемой тщетна.

ИСТОРИЯ ПРАВА / HISTORIA LEX

145-156 26
Аннотация
Средствами историко-правового, историко-социологического, статистического анализа исследован опыт реализации российского законодательства об увольнении работника в период 1990-х гг. Специфика периода обусловлена сохранением советского института расторжения трудового договора при радикальном изменении социально-экономического, политического контекста общественной жизни. В условиях непрогнозируемого дальнейшего развития страны законодатель предпочел осторожную модель реформы законодательства об увольнении. В то же время существенно трансформировалась реальная практика применения норм об увольнении. Наиболее проблемной областью выступили высвобождения в связи с ликвидацией организации, сокращением штата. В судебной практике по делам о расторжении трудового договора по инициативе работодателя сохранялся главенствующий подход советского правоприменения: работник восстанавливался на работе даже при незначительных, формальных отклонениях от процедуры расторжения договора. Снизилось значение мер общественного воздействия как условия, учитывающегося при увольнении работника за систематическое неисполнение трудовых обязанностей. Произошло самоустранение государства из области реализации воспитательной функции трудового права, в частности в сфере увольнения за появление на работе в нетрезвом состоянии. Известное негативное влияние на практику расторжения трудового договора по инициативе работодателя оказало распространение в 1990-е гг. трудового контракта. Под ним понималось соглашение между работником и работодателем, приближающееся по своей сути к гражданско-правовому договору. С точки зрения вопросов высвобождения работника трудовой контракт интересен практикой включения в него договорных оснований увольнения, не предусмотренных законом. Часть возникающих пробелов восполнила практика Верховного Суда РФ, в частности по вопросу о дате увольнения работника в связи с ликвидацией организации. В целом период характеризуется переходной природой. Определяющим фактором развития института оказалось экономическое доминирование работодателя. Частые нарушения прав работника в сфере увольнения не пресекались государственными или профсоюзными органами, составляли основное содержание общественной жизни в исследуемой области. В то же время положения КЗоТ РФ 1992 г. о расторжении трудового договора по инициативе работодателя прошли практическую апробацию. Их применение позволило проанализировать социально-экономические потребности, выработать концепцию дальнейшего развития. Работа развивает наработки диссертации автора «Увольнение по инициативе работодателя».

МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО / JUS GENTIUM

37-47 38
Аннотация
Данная статья теоретическую проблему содержания понятия «общепризнанные принципы и нормы международного права», используемого Конституцией РФ, разворачивает в сторону его сопоставления с явлением, обозначаемым распространенным в западной теории и практике термином jus cogens. Особое направление в их рассмотрении составляет сравнительно-правовой подход к результатам прошедшего и современного этапов в разработке данного понятия Комиссией международного права ООН. Указанные два термина соседствуют в настоящее время в международно-правовой науке и практике с другими, также входящими в разряд обозначений принципов, - «основными принципами», «общими принципами права», «принципами общего международного права» и др., что требует соответствующего в них ориентирования. Настоящая публикация не ставит амбициозной цели предложить окончательное решение возникающих в связи с этим проблем, но делает попытку хотя бы продемонстрировать соответствующие точки разъединения и/или совпадения научных школ в исследовании объекта, равно как и осмысления отдельных затрагиваемых темой аспектов, которые могли бы быть приняты во внимание при дальнейшем изучении принципов международного права в целом, включая и такое явление, как «общепризнанные принципы и нормы международного права», с учетом сопоставления последних с понятием jus cogens, особенно в части их применения и толкования в рамках национальной судебной практики, включая и Россию.
48-56 30
Аннотация
Статья посвящена развитию двусторонних и многосторонних отношений России со странами Европейского Союза (ЕС). Такие отношения основаны на принципе сотрудничества государств, который в соответствии с международным правом устанавливает обязанность сотрудничества независимо от различий государств на равноправной основе и в самых разных областях. Поскольку существенно расширилась сфера охвата современного международного права, многие сферы сотрудничества стали активно развиваться. К ним относятся такие сферы, как наука, инновации, образование. В условиях интернационализации науки развитие взаимовыгодного международного взаимодействия для формирования модели международного научного сотрудничества и международной интеграции для защиты государственных интересов и повышения эффективности российской науки требуют анализа наилучших форм такого сотрудничества, мониторинга обмена информацией, решения правовых вопросов участия в тех или иных научных проектах. Сферы науки, инноваций и образования относятся к тем объединяющим направлениям, по которым продолжается развитие международного сотрудничества, несмотря на сложную внешнеполитическую обстановку. В статье рассматриваются договорные, внедоговорные и институциональные формы взаимодействия России со странами ЕС.
57-66 28
Аннотация
В статье на основе анализа положений Конституции и законодательства России, международных документов, а также опубликованных отечественных и зарубежных научных работ по указанной проблематике показано, что, несмотря на объективный характер процессов глобализации, охвативших все государства, существует множество проблем, вызывающих научные дискуссии и противоречия между государствами. Противоречивая реакция на процессы глобализации вызвана многими причинами. Например, глобализация не только приносит несомненные выгоды национальным государствам, мировому сообществу в целом, но и создает реальные проблемы, связанные с верховенством конституции, угрозами национальной безопасности. Кроме того, сама глобализация содержит внутренние противоречия, поскольку для нее характерна определенная двойственность, выражающаяся в существовании внутренних взаимосвязанных встречных процессов: интернационализации внутригосударственного регулирования и конституционализации международных отношений. Проанализировано взаимодействие положений Конституции России и общепризнанных норм и принципов международного права, а также обеспечения верховенства Конституции России в условиях глобализирующегося мира. Особое внимание уделяется постановлению Конституционного Суда РФ от 14 июля 2015 г. № 21-П. Аргументировано, что системный подход к процессам глобализации должен основываться на взаимодействии базовых норм международного права и положений Конституции России. В заключение автор приходит к выводу о том, что основные принципы международного права и верховенство Конституции России препятствуют прямому вмешательству обеих правовых систем в дела друг друга. Это, как представляется, служит гарантией сохранения государственного суверенитета России и поиска компромисса в решении коллизионных вопросов, затрагивающих интересы нескольких или многих государств в процессах глобализации.

ЧАСТНОЕ ПРАВО / JUS PRIVATUM

18-24 37
Аннотация
В статье анализируется судебная арбитражная практика применения норм ответственности лиц, контролирующих должника. Проведенное исследование показывает, что в последние годы сложилась позитивная тенденция привлечения к субсидиарной ответственности лиц, контролирующих должника.
25-36 30
Аннотация
В статье рассматриваются вопросы гражданско-правовой квалификации незаконных действий по созданию произведений науки для третьих лиц, доктринальные подходы и практические последствия отдельных вариантов такой квалификации, возможность применения к указанным действиям положений ст. 169 Гражданского кодекса РФ в рамках противодействия плагиату в науке. Обращается внимание на проблему выявления частноправового интереса, нарушаемого вышеуказанными действиями. С этой целью деятельность по созданию произведений науки для третьих лиц анализируется с использованием цивилистической конструкции недействительной сделки. Проблема определения объекта интеллектуальных прав в рамках концепции, положенной в основу ч. IV Гражданского кодекса РФ, рассматривается как теоретическая проблема, осложняющая практическую борьбу с плагиатом. В качестве промежуточного вывода исследования предлагается признать, что правовой инструментарий, содержащийся в действующем законодательстве Российской Федерации, в части противодействия плагиату в сфере науки не является эффективным и нуждается в совершенствовании.

НАУКИ КРИМИНАЛЬНОГО ЦИКЛА / JUS CRIMINALE

90-100 16
Аннотация
Статья посвящена актуальным проблемам теории и практики познавательной деятельности следователя в сфере досудебного уголовного производства. Высказанные авторами идеи, разработанные положения и рекомендации, характеристики и классификации, касающиеся предмета, методов, средств и технологий познавательной миссии следователя, базируются на эмпирически установленных закономерностях двух групп (категорий). Первая - закономерности криминального и связанных с ним видов юридически значимого поведения (деятельности), а также процесса его отражения в окружающей материальной среде. Вторая группа - закономерности, лежащие в основе организации и осуществления антикриминальной следственной деятельности в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. Значительное внимание уделено вопросам соотношения понятий следственного познания и распознавания, сущности и механизмов указанных форм (направлений) профессиональной деятельности следователя, применения на практике метода так называемого обратного причинного следования в целях установления причин и других обстоятельств общественно опасных происшествий, а также проблеме формирования, взаимодействия и распознавания мысленных образов деяний с признаками преступлений. Наряду с этим, в статье нашли отражение сформулированные авторами определения понятий следственного познания и следственного распознавания, уголовно-релевантных объектов, механизмов следственного познания и распознавания.
101-108 20
Аннотация
На основании экспертных оценок и данных уголовной статистики в статье сделан вывод о низкой эффективности уголовно-правовых средств противодействия незаконному уголовному преследованию; выявлены факторы законодательного и правоприменительного характера, снижающие их эффективность; доказано, что фундаментальные причины низкой эффективности уголовно-правового противодействия незаконному уголовному преследованию находятся в правоприменительной плоскости.

ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО / JUS PUBLICUM

67-82 27
Аннотация
Проведена систематизация направлений государственной политики в сфере обеспечения рационального природопользования по следующим основаниям: 1) по наличию элементов охраны окружающей среды или элементов экологической безопасности; 2) по действиям, отражающим содержание «рациональности»; 3) по возобновимости природных ресурсов; 4) по природному объекту; 5) по компонентам природной среды. Выделенные основания классификации позволили выявить области пересечения в идеях, взглядах на рациональное природопользование, изложенные в многочисленных российских политикоправовых документах экологической направленности, и внутренние противоречия. На политическом уровне рациональное природопользование признано основой долгосрочной экономической устойчивости. Однако его содержание проработано слабо. Отсутствует терминологическое единство в отношении максимально эффективного пользования природной средой. Равнозначно употребляются неодинаковые по сущности термины «рациональное природопользование», «устойчивое природопользование», «неистощительное природопользование», «экологически безопасное природопользование». Происходит необоснованное смешение вопросов рационального природопользования, охраны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности. Рациональное природопользование не наделяется конкретными правовыми характеристиками. Оно неверно описывается как экологически безопасное или устойчивое природопользование. По причине неполноты и противоречивости государственной политики в сфере рационального природопользования практически отсутствует правоприменительная практика, отражающая реализацию соответствующих политических направлений. Судебное истолкование касается только лишь некоторых сторон рационального природопользования или рационального использования отдельных природных ресурсов.
83-89 28
Аннотация
В статье анализируются новые реалии во взаимоотношениях государственной власти и местного самоуправления, связанные с процессом огосударствления последнего. Указанная проблема была поставлена автором в докладе на IX ежегодной Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы административного и административно-процессуального права» (Сорокинские чтения), которая состоялась 23 марта 2018 г. в Санкт-Петербургском университете МВД России. В данной статье получили дальнейшее развитие авторские выводы о двух тенденциях в процессе огосударствления: об официальной передаче полномочий от органов государственной власти к органам местного самоуправления и о перераспределении полномочий между органами местного самоуправления и органами государственной власти субъекта Российской Федерации. Если первая, основанная на положениях ч. 2 ст. 132 Конституции РФ, хорошо изучена юристами и активно применяется на практике, то вторая тенденция еще не получила должного рассмотрения в юридической литературе. При этом законодательство уже содержит несколько правовых моделей перераспределения полномочий между органами местного самоуправления и органами государственной власти субъекта Российской Федерации. Автор выделяет три такие модели, условно именуя их как чрезвычайную, федеральную и региональную. В статье раскрывается содержание указанных правовых моделей, показывается их влияние на процесс фактического превращения местного самоуправления в один из уровней исполнительной власти.

КИБЕРПРОСТРАНСТВО / CYBERSPACE

132-144 71
Аннотация
Автором исследуются теоретические аспекты реализации территориального принципа охраны интеллектуальной собственности в цифровом пространстве. Отмечается, что активное освоение цифрового пространства участниками трансграничных отношений в сфере охраны и использования прав на объекты интеллектуальной собственности, популяризация сети Интернет и расширение областей правоотношений, реализуемых в Сети, сопровождаются возникновением новых проблем охраны объектов интеллектуальной собственности ввиду их нематериального характера и появившейся возможности одним действием нарушить права на объекты интеллектуальной собственности в разных странах. Обозначенные проблемы сохраняются и ввиду действия территориального принципа охраны исключительных прав, а также серьезного значения суверенитета государств как в классическом территориальном понимании, так и новых его форм, прежде всего информационного суверенитета. Автор, исследуя положения международных договоров в сфере охраны различных объектов интеллектуальной собственности, рассматривает особенности развития территориального принципа охраны интеллектуальной собственности, цифровое пространство как среду реализации данного принципа. Вопрос о границах территориального суверенитета государств в цифровом пространстве предлагается решать посредством выработки четких критериев определения «территории реализации отношений». В качестве универсальных таких критериев предлагается использовать «территорию действия прав» и «территорию разрешенного использования прав», которые в случаях с международной регистрацией конкретизируют территорию действия прав. В отсутствие международного договора, который регулировал бы действия государств по администрированию различных сегментов сети Интернет, в том числе и для целей эффективной охраны объектов интеллектуальной собственности в трансграничных отношениях с учетом действия охранных (административных и судебных) систем иных государств, целесообразным представляется использование принципа невмешательства в реализацию прав на объекты интеллектуальной собственности вне пределов национального действия прав.

РЕКОМЕНДУЕМЫЕ КНИГИ И РЕЦЕНЗИИ / INDEX LIBRORUM

157-160 23
Аннотация
В рецензии изложен взгляд авторов на научный труд В.М. Сырых «Неизвестный Ленин: теория социалистического государства (без пристрастия и подобострастия)». С позиций критического подхода оценены структура книги и ее теоретический и практический потенциал. Авторы показывают В. М. Сырых как одного из немногих крупных специалистов в области марксистской теории права и государства, заслужившего этот статус своими многочисленными и масштабными публикациями. Книга представляет собой многогранное исследование, способное привлечь заинтересованное внимание правоведов, историков, политологов, маститых и начинающих ученых. По мнению авторов, В.М. Сырых не удалось в полной мере беспристрастно подойти к анализу документов и материалов, относящихся к эпохе строительства социалистического государства. Однако выраженная симпатия к деятелям Октябрьской революции и их идеям отражает у него скорее научное, чем политическое пристрастие. Создатель монографии резко отрицательно относится к критикам марксистско-ленинского учения, полагая их подход противоречащим принципу историзма. Любая попытка антиисторического анализа со стороны Д. Волкогонова и Э. Розина, считает В.М. Сырых, уводит исследователя от реалий того времени. Чтобы соответствовать методологическим требованиям (заметим, что кандидатская и докторская диссертации В.М. Сырых посвящены проблемам методологии познания), профессор обширно документирует свою книгу первоисточниками права, что делает ее в высокой степени значимой для понимания процессов становления социалистического государства. Правда, столь обильное цитирование имеет и оборотную сторону, грозя превратить исследование в хрестоматийное издание. Авторам рецензии представляется, что больший (чем это присутствует в рецензируемом издании) акцент на историческую критику источников помог бы избежать малейшего намека на такое подозрение.

НАУЧНЫЕ СОБРАНИЯ И МЕРОПРИЯТИЯ / CONVENTUS ACADEMICI

161-174 34
Аннотация
В материале представлены итоги работы IX Пермского конгресса ученых-юристов «Правовое регулирование цифровизации общества: приоритетные задачи». Каждую осень на базе юридического факультета Пермского государственного национального исследовательского университета проходит межрегиональный российский форум классической юридической университетской науки - Пермский конгресс ученых-юристов. Вузами-партнерами конгресса являются: Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА), Уральский государственный юридический университет (УрГЮА), Казанский (Приволжский) федеральный университет (КФУ), Саратовская государственная юридическая академия (СГЮА).

БРИКС: КИТАЙСКАЯ НАРОДНАЯ РЕСПУБЛИКА / BRICS: PEOPLE’S REPUBLIC OF CHINA

119-131 30
Аннотация
Правовые принципы, являясь основанием правовых норм, отражают понимание и восприятие людьми основной закономерности в законах, содержат законодательное ценностное стремление, основной дух и направление правоохранительных интересов. В статье уделяется внимание анализу принципов уголовного права в Китае и России. В Уголовном кодексе РФ закреплено пять принципов: законности, равенства граждан перед законом; вины; справедливости; гуманизма. В статьях 3, 4, 5 Уголовного кодекса Китайской Народной Республики 1997 г. предусмотрены соответственно принцип законности, принцип равенства граждан перед законом, принцип соответствия наказания преступлению и уголовной ответственности. Эти три статьи являются новеллой УК КНР 1997 г. Основные принципы уголовного закона считаются одной из основных проблем в уголовном законодательстве, поэтому в процессе разработки проектов Уголовного кодекса в законодательных и судебных органах, а также среди экспертов существовали различные мнения в отношении того, нужно ли дополнительно предусматривать основные принципы в УК КНР, какие основные принципы следует добавить, как и в какой главе УК КНР следует описать эти основные принципы и др. Все эти вопросы и варианты их решения рассмотрены в настоящей статье. Авторы приходят к выводу о том, что в обеих странах под принципами уголовного права понимаются предусмотренные в уголовном законодательстве основополагающие идеи, которые, отражая общечеловеческие ценности, определяют как его содержание в целом, так и содержание отдельных его институтов. Исследователи предлагают включить принцип гуманизма в Общую часть УК КНР, исключить принцип вины из ряда принципов УК РФ.


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1729-5920 (Print)