Preview

Lex russica (Русский закон)

Расширенный поиск
№ 3 (2021)
Скачать выпуск PDF

АВТОРИТЕТНЫЙ КОММЕНТАРИЙ / EX OFFICIO 

9-15 90
Аннотация

В статье анализируется положение нотариата как самостоятельного элемента правовой системы российского общества. Автор исследует условия, в которых осуществлялось формирование правовых основ современной модели нотариата, а также факторы, способствующие разработке указанной модели. Раскрывается содержание и целевая ориентация нотариальных функций по отношению к правовой системе общества. На примере преобразований, произошедших в России в конце XX в., выявляются возможности нотариата, противостоящие процессам и явлениям, дезорганизующим правовую систему общества. В контексте исследования автор также обращается к рассмотрению регулятивных возможностей нотариата, способствующих сохранению правовой системы общества. Раскрываются адаптивные возможности нотариата в условиях изменения правового пространства и неблагоприятной санитарно-эпидемиологической обстановки. Одновременно описываются механизмы, позволяющие нотариату обеспечивать стабильность гражданского оборота, способствуя становлению режима законности и правопорядка. Рассмотрены новеллы законодательства о нотариате, направленные на расширение возможностей для граждан и бизнеса посредством включения новых норм в Основы законодательства Российской Федерации о нотариате, утвержденные Верховным Советом РФ 11 февраля 1993 г. № 4462-1 (в ред. 30 декабря 2020 г.). В частности, речь идет о возможностях удаленного обращения к нотариусу для совершения нотариальных действий, о дистанционном удостоверении сделок с участием двух и более нотариусов, о принятии нотариусом на безопасное хранение электронных документов участников гражданского оборота, о размещении на бумажном документе машиночитаемой маркировки (QR-кода), об идентификации заявителя нотариусом посредством биометрии в нотариальных конторах. В заключение делается вывод о высоком значении нотариата и его функций для правовой системы общества.

ЧАСТНОЕ ПРАВО / JUS PRIVATUM 

16-26 102
Аннотация

Право на жилище является важным и общепризнанным. В зарубежных странах для обеспечения реализации права на жилище, помимо права собственности, предусмотрены иные ограниченные вещные права, на основании которых граждане могут владеть и пользоваться жилыми помещениями. В статье рассмотрены ограниченные вещные права на жилое помещение во Франции, в Италии, Германии, Швейцарии, Австрии и России. Установлено, что в законодательстве перечисленных зарубежных стран закреплено вещное право пользования жилым помещением, которое, являясь разновидностью узуфрукта (личного сервитута), обладает такими видовыми признаками, как особенность объекта (к которому относится жилое помещение), управомоченного субъекта (которым может быть только физическое лицо), а также целевым характером (указанное право устанавливается для проживания в жилом помещении ради личных нужд и нужд своей семьи).

В России существуют проблемы правового регулирования отношений пользования жилыми помещениями членами семьи собственника и бывшими членами семьи собственника, давшими согласие на приватизацию, которые вызывают сложности на практике и многочисленные споры в доктрине. В результате анализа предлагаемых изменений гражданского и жилищного законодательства сделан вывод, согласно которому обсуждаемые нововведения не способны разрешить существующие проблемы и противоречия.

Представлено предложение о закреплении в гражданском законодательстве такого ограниченного вещного права, как право пользования жилым помещением, представляющего собой разновидность узуфрукта, которое объединит в себе все существующие вещные права на жилые помещения. Сформулирована правовая конструкция права пользования жилым помещением, изложено его содержание, основания возникновения и прекращения.

27-35 65
Аннотация

Совершенствование института приостановления исполнения обязательств — это одна из актуальных проблем, стоящих перед современным гражданским правом. Необходимость реформирования данного института обусловлена тем, что в условиях пандемии коронавируса и вынужденной самоизоляции многие организации торговли, общественного питания, оказания бытовых услуг и другие вынуждены приостановить свою работу в связи с введенным режимом противоэпидемических мероприятий. Из-за отсутствия дохода указанные организации нередко оказываются в ситуации, когда они не могут исполнить ряд обязательств, прежде всего обязательств, вытекающих из договора аренды. Цель исследования заключается в том, чтобы рассмотреть особенности института приостановления исполнения обязательства, проанализировать адекватность данного института в новых условиях и предложить пути его совершенствования. Для достижения названной цели автором использовались следующие методы: анализ, синтез, индукция, дедукция, формально-юридический подход. В ходе исследования было установлено, что в новых условиях, в частности в связи с распространением коронавирусной инфекции, необходимо реформировать институт приостановления исполнения обязательства. Реформирование данного института должно быть направлено на расширение оснований для приостановления исполнения обязательств, в том числе путем введения такого основания, как приостановление деятельности организации на основании решения органов государственной власти или органа местного самоуправления. При этом обязательства указанной организации считаются приостановленными до возобновления ее деятельности. Представляется, что данный институт приостановления обязательств позволяет учесть интересы как кредитора, так и должника и поэтому, на наш взгляд, является эффективным институтом регулирования частных отношений.

36-51 78
Аннотация

В статье на основе анализа правовых и доктринальных источников предпринята попытка поиска наиболее точного понятия, обозначающего разграничение полномочий правоприменительных органов различных государств по рассмотрению трансграничных частноправовых дел. Автором предлагается ввести в научный оборот определение «судебная юрисдикция по рассмотрению трансграничных частноправовых дел». Это позволит: максимально точно отобразить факт разграничения юрисдикции правоприменительных органов различных государств по рассмотрению трансграничных частноправовых дел; устранить понятийное многообразие в российской доктрине относительно компетенции национальных судов по рассмотрению «международных» дел: «международная юрисдикция», «международная компетенция», «международная подсудность», «международная процессуальная юрисдикция»; определить, что установление судебной юрисдикции по рассмотрению трансграничных частноправовых дел осуществляется национальными, а не международными правоприменительными органами.

Автор обосновывает, что судебная юрисдикция по разрешению трансграничных частноправовых споров должна устанавливаться на основе учета и оценки связи спорного правоотношения как с правопорядком государства места рассмотрения спора, так и с правопорядком иностранных государств, правоприменительные органы которых также претендуют или могут претендовать на рассмотрение данного спора. Именно такой подход позволяет снизить вероятность возникновения ситуаций конфликта юрисдикции (эффекта мультиюрисдикции), рост числа которых особенно отчетливо проявляется в условиях киберпространства. В статье доказывается, что оценка и учет связи дела с правопорядками разных государств позволяет обеспечить соблюдение принципа равенства судебных процессов, ведущихся на территории различных государств, и принципа международного судебного сотрудничества государств.

ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО / JUS PUBLICUM 

52-61 57
Аннотация

В статье высказывается мнение о содержании отдельных положений и о процедуре принятия поправок к Конституции РФ. На основе анализа предъявляемых к ним некоторыми категориями граждан претензий определяются направления их дальнейшего научного осмысления. Сформулированы предложения по совершенствованию ряда конституционных положений. Авторы заостряют внимание на рассмотрении сути проведенной конституционной реформы в части перераспределения полномочий главы государства в сторону усиления народного представительства в сфере формирования органов публичной власти и осуществления их функций. Исследованию подвергаются формальное закрепление и практическая реализация компетенции Президента РФ применительно к различным ветвям государственной власти. В рамках осуществления законодательной функции отмечается усиление им своих позиций за счет получения возможности оказания политического влияния на сенаторов Российской Федерации, а также использования института предварительного конституционного контроля. В сфере осуществления исполнительно-распорядительных полномочий подробно рассмотрен обновленный порядок назначения на должность членов Правительства РФ. С использованием метода научного моделирования проведен анализ влияния палат парламента на процесс формирования федеральных органов исполнительной власти. На основе этого сделан вывод о неизменной зависимости исполнительной ветви государственной власти от воли Президента и о декоративности конституционных положений, анонсировавших постепенный переход российского государства к парламентско-президентской форме правления. Высказывается неудовлетворенность и в отношении принижения роли Конституционного Суда РФ в деле охраны и защиты Конституции РФ, прав и свобод человека и гражданина. Сформулирован вывод о модернизации полномочий главы государства в сторону усиления его политического влияния на процесс осуществления государственными органами своей повседневной деятельности и принятия ими правовых решений.

62-70 44
Аннотация

В статье анализируется понятие муниципальной процессуальной нормы. Автор обоснованно отмечает, что муниципальная процессуальная норма содержит все признаки правовой нормы и определяет порядок обеспечения материальных полномочий субъектов местного самоуправления. По мнению автора, муниципальные процессуальные нормы содержатся в законодательстве федерального и регионального уровней, а также в муниципальных правовых актах. Многообразие выявленных муниципальных процессуальных норм позволяет выделить три их вида. К первому виду норм относятся процессуальные нормы, описывающие последовательные действия, необходимые для обеспечения субъектами местного самоуправления своих полномочий. Второй вид муниципальных процессуальных норм характеризуется наличием в них отсылок к другим нормативным правовым актам. Третий вид составляют муниципальные процессуальные нормы, которые лишь называют конкретные действия, необходимые для осуществления субъектами местного самоуправления своих полномочий. В связи с многочисленностью муниципальных правовых актов, содержащих процессуальные нормы, предлагается их кодификация, а также введение в систему муниципальных правовых актов их нового вида — муниципального процессуального кодекса. Данный кодифицированный акт мог бы структурно состоять из двух частей — общей и особенной. В общую часть муниципального процессуального кодекса целесообразно включить муниципальные процессуальные нормы, закрепляющие общие порядки обеспечения реализации всех имеющихся материальных полномочий органов местного самоуправления и других субъектов местного самоуправления. В особенной его части следовало бы закрепить нормы, обеспечивающие особенности реализации каждого материального полномочия субъекта местного самоуправления по решению вопросов местного значения. Такой подход к систематизации процессуальных норм позволит существенно сократить количество муниципальных процессуальных актов и дублирование процессуальных норм, тем самым обеспечит более эффективную правоприменительную деятельность органов местного самоуправления.

71-81 37
Аннотация

В статье предпринята попытка произвести оценку фискального, инвестиционного и денежно-репатриационного результатов применения законодательства о редомициляции организаций, зарегистрированных в офшорных государствах, в российские специальные административные районы. Исследование проведено в контексте начавшейся летом 2020 г. по поручению Президента РФ принципиальной корректировки соглашений об избежании двойного налогообложения, заключенных с иностранными государствами. В связи с этим полученные результаты в большей степени имеют перспективный, чем текущий характер. В процессе исследования использованы сравнительно-правовой и статистический методы, проанализирована (в условиях изменения соглашений об избежании двойного налогообложения) «реинвестиционная стратегия» хозяйствующих субъектов, выражающаяся в обратном инвестировании денежных средств, ранее перемещенных на счета офшорных организаций.

В результате констатируется, что прямое налогообложение международной компании, редомицилированной в РФ, не дает ощутимого фискального результата и является не более чем инструментом повышения привлекательности российской правовой юрисдикции. Однако объем обязательных инвестиций, сопровождающих процедуру редомициляции, является весьма значительным по степени финансовой нагрузки на международные компании, что должно обеспечить фискальный эффект для бюджетной системы в средне- и долгосрочной перспективе. Денежно-репатриационный результат редомициляции будет равен суммам, реинвестируемым в РФ из офшорных государств, он выразится в оздоровлении финансовой системы РФ посредством вытеснения офшорных практик.

Автор резюмирует, что в целом анализ правового регулирования свидетельствует о том, что Российская Федерация не ставит цели увеличения текущих бюджетных доходов в результате применения процедуры редомициляции иностранных организаций, а ожидает перспективного финансового и экономического эффекта.

82-94 29174
Аннотация

оссийской Федерации с 2021 г. было объявлено Президентом Российской Федерации В. В. Путиным в ходе обращения к гражданам 23 июня 2020 г. Вопрос о возвращении к прогрессивному налогообложению поднимался в научном сообществе неоднократно, и одним из аргументов в его пользу было представление о прогрессивном налогообложении как о более справедливом, нежели пропорциональное. Вместе с тем, как следует из слов В. В. Путина, главной целью введения налоговой прогрессии является изыскание средств на финансирование определенных проектов, но не достижение справедливости. Однако поставленная Президентом задача не исключает необходимости исследовать вопрос справедливости прогрессивного налогообложения и научного обоснования предлагаемых изменений, что делает выбранную тему актуальной.

В статье рассматривается сущность «справедливого налогообложения» на основании теорий справедливости Джона Ролза и Амартии Сена и принципов налогообложения. Анализируется на предмет налоговой справедливости Федеральный закон от 23.11.2020 № 372-ФЗ «О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации в части налогообложения доходов физических лиц, превышающих 5 млн руб. за налоговый период», предполагающий введение комбинированной налоговой ставки к доходам, превышающим 5 млн руб. в год, а также исследуется вопрос о перспективах дальнейшего изменения налогообложения доходов физических лиц в Российской Федерации с точки зрения достижения справедливости. Методологическая база исследования основана на принципах диалектического подхода. Применялись общенаучные методы познания: анализ, синтез, обобщение, индукция.

На основании принципов налогообложения и нескольких подходов к трактовке справедливости заключено, что прогрессивное налогообложение более справедливо, чем действовавшее по 2020 г. включительно пропорциональное. Сформулированы и обоснованы предложения по изменениям в НК РФ, направленные на усиление справедливости налогообложения: интенсификация прогрессивности налогообложения (с учетом поправок, вступающих в силу с 1 января 2021 г.) и введение не облагаемого налогом на доходы физических лиц «минимального дохода».

НАУКИ КРИМИНАЛЬНОГО ЦИКЛА / JUS CRIMINALE 

95-106 48
Аннотация

В правовой системе России преступлению, в отличие от иных правонарушений, присуща особая, а именно криминальная, общественная опасность; уголовная ответственность, в отличие от административной ответственности, установлена для случаев, представляющих повышенную общественную опасность. Обращаясь к содержательной характеристике феномена общественной опасности, отечественная наука предложила целый ряд теоретических построений, которые в современных условиях, с учетом потребности в обновлении методологических основ уголовного права, могут и должны быть переосмыслены, а в некоторой степени и заново открыты.

Параметры собственно «криминальной» опасности не являются изначально заданными, не имеют четких свидетельств и критериев и в современных условиях не могут быть просчитаны с математической точностью. Определить минимальный порог опасности, с которого «начинается преступление», вряд ли возможно эмпирическим путем, хотя бы потому, что это задача не экспериментально-познавательная, а политическая, решаемая в процессе реализации уголовной политики государства. Общественная опасность, будучи характеристикой всех правонарушений, обладает в преступлениях особыми количественными параметрами, позволяющими утверждать о наличии специфической, криминальной общественной опасности, которая может быть представлена в качестве обобщенного показателя опасности неправомерного деяния, его реальных или прогнозируемых последствий и личности виновного. Опасность неправомерного деяния выступает исходной точкой в оценке опасности преступления на правотворческом и правоприменительном уровнях, оценка опасности деяния и оценка опасности преступления — несовпадающие виды оценочной практики. Опасность деяния находится в зависимости от соотношения двух значимых факторов: а) содержания и иерархии конституционных ценностей, на причинение вреда которым направлено деяние; б) характеристики исходящей от этого деяния угрозы, которая должна быть реальной, действительной и должна подтверждаться конкретными действиями или бездействием субъекта.

107-122 73
Аннотация

Комплексное исследование роли исполнителя преступления приводит к следующим выводам: «исполнитель преступления» — универсальный термин для описания деяния, составляющего объективную сторону преступления, совершаемого как в соучастии, так и единолично. Законодательно закреплены четыре альтернативы действий исполнителя (исполнитель, выполнивший объективную сторону единолично; соисполнитель, выполнивший объективную сторону с другими соисполнителями; посредственный исполнитель; посредственный соисполнитель). Иные варианты квалификации деяния лица в качестве исполнителя основаны не на законе, а на рекомендациях Пленума Верховного Суда РФ, которые де-факто приобрели статус норм УК РФ (соисполнительство в организованной группе, соисполнительство в преступлении с «техническим распределением ролей»). Главное содержание деяния исполнителя — выполнение объективной стороны, описанной в диспозиции статьи Особенной части. Содержание объективной стороны конкретного преступления не зависит от наличия или отсутствия соучастия, следовательно, термин «исполнитель» примени́м к любым преступлениям и имеет универсальное значение. Описание в законе одинаковых деяний разными терминами является нецелесообразным. «Техническое распределение ролей» — доктринальный термин. Содержание его раскрыто в некоторых постановлениях Пленума ВС РФ. Расширительное толкование термина «исполнитель» в преступлениях с «техническим распределением ролей» — вынужденная мера со стороны ВС РФ, поскольку термин «группа лиц по предварительному сговору» толкуется ограничительно. Такое толкование осложняет применение уголовного закона и не позволяет адекватно оценить бо́льшую опасность преступлений, совершенных в соучастии. Термин «техническое распределение ролей» не имеет универсального (устоявшегося) толкования в судебной практике, что также затрудняет применение закона. Соисполнительство в юридическом смысле в преступлениях, совершаемых организованной группой, — конструкция, не основанная на законе, а для преступлений со специальным субъектом — противоречащая ч. 4 ст. 34 УК РФ.

ИСТОРИЯ ПРАВА / HISTORIA LEX 

123-135 59
Аннотация

В статье анализируются правовые воззрения Н. И. Палиенко — видного философа права и государствоведа начала прошлого века. Существенное внимание авторы уделяют интегративной концепции правопонимания, к которой принадлежал ученый, а также обоснованию ее оригинальности и значения в свете модернизации политико-правового строя позднеимперской России. Представляется, что при определенных условиях она могла бы послужить мостом между позитивистской юриспруденцией и активно развивавшейся в предреволюционной России доктриной «возрожденного естественного права». Она была призвана сгладить противоречия обеих доктрин и способствовать выработке новой методологии познания права в условиях трансформации российской правовой системы в направлении утверждения институтов конституционного строя.

На основе опубликованных источников авторами показана эволюция взглядов ученого от позитивистской теории права к идеализму, недостаточно оцененная в юридической литературе и являющаяся достаточно типичной для правоведов межреволюционной поры.

Авторы резюмируют, что научная эрудиция Н. И. Палиенко позволила ему на основе достижений позитивистской теории права, философии естественного права, психологической и социологической концепций правопонимания обосновать собственную концепцию правопонимания, которую можно причислить к интегративной. Палиенко провозглашал нормативный характер права и в то же время высказывал идеи первенства права над государством и связанности государства правом. Существенным элементом его правовой концепции являлось внимание к правосознанию общества, признание его роли в ходе правообразования, а также возведение его в статус источника права. Высказываемая Палиенко идея правовой связанности государства представляла собой синтез позитивизма с идеализмом и обусловила новый этап развития правовой методологии и идеологии, движение их в направлении интегративной юриспруденции. Политико-правовые идеи ученого способствовали развитию представлений о правовом государстве, весьма востребованных в России времени развития представительных учреждений и конституционализма.

СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ / COMPARATIVE STUDIES 

136-145 37
Аннотация

В статье исследуется содержание заглаживания причиненного преступлением вреда по российскому праву в сравнении с компенсацией вреда по немецкому праву. Результатами сравнительно-правового исследования стали характеристика правовой регламентации и раскрытие содержания заглаживания и компенсации вреда, причиненного преступлением, по законодательству РФ и ФРГ, а также проблематики, связанной с отграничением в немецком праве компенсации вреда в узком смысле от возмещения вреда. В Германии на законодательном уровне закреплен правовой институт компенсации причиненного потерпевшему вреда лицом, совершившим уголовно наказуемое деяние, предусматривающий его комплексное правовое регулирование в отдельных нормах уголовного и уголовно-процессуального законов. Правовая регламентация заглаживания вреда в РФ носит фрагментарный характер, обусловленный тем, что заглаживание вреда является обязательным компонентом различных правовых институтов (например, прекращения уголовного дела в связи с деятельным раскаянием, примирением сторон, назначением судебного штрафа) либо обстоятельством, смягчающим наказание, и пр. Для определения содержания заглаживания причиненного преступлением вреда необходимо обращаться не только к тексту закона, но и к правовым актам Пленума Верховного Суда РФ, с учетом которых в статье раскрыто содержание заглаживания причиненного преступлением вреда. В немецком праве компенсация причиненного потерпевшему вреда лицом, совершившим уголовно наказуемое деяние, употребляется в двух смыслах: в узком и в широком, включая возмещение вреда. В статье приведены критерии, позволяющие разграничить данные формы реакции на совершенное преступление, а также раскрыто содержание компенсации вреда в широком смысле.

РЕКОМЕНДУЕМЫЕ КНИГИ И РЕЦЕНЗИИ / INDEX LIBRORUM 

146-155 43
Аннотация

Предлагаемый материал есть критический анализ монографической работы известного правоведа-марксиста, доктора юридических наук, профессора, заслуженного деятеля науки Российской Федерации В. М. Сырых. Как известно, существует обширная историческая литература о преступлениях сталинской политики, построенная на базе открытых, ставших доступными ученым источников. Профессор Сырых культивирует другой, юридический взгляд на деятельность сталинского руководства. Будучи теоретиком права и методологом, он поставил перед собой цель проанализировать юридическую природу репрессивной политики Сталина и его сподвижников в 1930–1950-е гг. Исследователь пришел к выводу, что сталинское руководство в процессе строительства социалистического государства отвернулось от требований конституции и советского законодательства, действовало вопреки праву, заменяя его партийными директивами, что можно квалифицировать как подрыв государственного строя.

Рецензенты высоко оценивают труд В. М. Сырых, разделяя многие его позиции. Как видится рецензентам, замысел автора состоял в том, чтобы очистить саму идею социализма от искажений и извращений, привнесенных Сталиным. По мнению автора, Сталин извратил творческий характер марксизма и наследие Ленина. Однако авторы рецензии указывают на то, что политика террора против собственного народа по времени совпадает с периодом сталинского правления, что дает оппонентам Сырых основание утверждать: 40 лет социалистического строительства были связаны с насилием, принуждением и убийством тысяч людей. Против подобных утверждений и написана эта книга.



Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1729-5920 (Print)
ISSN 2686-7869 (Online)